- Официальный сайт Белой Совы. Переход - трансформация тонких тел и ментала человека при процессах пробуждения. Книга "Дневник Одержимой"

                 П Е Р Е Х О Д
Перейти к контенту

Главное меню:

Сказки

Куда  уехал  цирк


 
 

    …Что вы сказали? Корица? Да вы проходите, сейчас поищу… Нет-нет, что вы, удобно! Я уже давно живу одна. А вы замужем? Представляю… Сегодня холод просто собачий, ночью обещали заморозки. Вы тоже слышали? Ну вот, что я говорила! Уже тринадцатое октября, а эти сволочи все еще не топят. Пойдемте на кухню, там теплее. Вот все кругом возмущаются - куда подевалась любовь? Почему стихи стали так убоги, а рассказы безмозглы?  Потому что холодно, как в морге. Присаживайтесь поближе к плите, я зажгу газ. Еще хорошо, что у меня не электрическая плита, иначе денег не напасешься… А у вас какая? Представляю… Вы не спешите? Я вам сейчас расскажу одну маленькую историю о двух женщинах. Не хотите ли немного клюквенной настойки? Сама делала. В такую погоду - самое оно! Где эта чертова корица? Вот вам плед, ноги должны быть в тепле. Горячее сердце и холодные ноги - это не для женщин, для здоровья как раз полезнее наоборот. Да вы не волнуйтесь, это ненадолго.   Как раз, пока варится рыба…

    Представьте себе старый, утыканный липами двор, сломанные качели, тощую собаку в боязливой трусце,  кое-где зажглись ранние окна… Представьте зябкое, темно-рыжее октябрьское утро. Брр-р…  Представили?
    Пустынная улица. Хлопнула одиноко дверь парадной, и стало видно, как быстро удаляется от дома худая женская фигура в длинном плаще.  Кого-то еще оставила любовь. Думаете, я хочу вам рассказать очередную пикантную интрижку? Ничего подобного!

    Под фонарем она остановилась на минутку, вытащила из маленькой джинсовой сумочки зеркало, поправила волосы, провела помадой по губам… И заспешила дальше куда-то в переулок, вполне целеустремленно. Неожиданно сзади послышался стук каблуков - таинственную женщину спешно нагоняла другая, таща подмышкой нечто, тихо плачущее в такт быстрым шагам.

- Постойте же!…
    Первая недружелюбно оглянулась, но остановилась. Лицо ее было бледно-прозрачным, как алебастр, капризные губы плотно сжаты, влажные глаза прикрыты длинными ресницами; в общем, типовая красавица в состоянии хандры.  Она нетерпеливо ждала, вытащив сигарету и поглядывая на приближающуюся незнакомку.
    Видно было, как тяжело дышит Муза -  брюнетка бальзаковского возраста, пальцы в дорогих перстнях, холеная,  лицо красивое, но задницу отъела на насиженном-то месте…  Шутка ли - семь с половиной лет взаимности, и вот плановый кризис, скандал и развод.

-  Что вам угодно? - довольно холодно спросила Любовь, с легким презрением оглядывая немного вульгарную попутчицу.
-  Ну… - Муза уныло звякнула лирой и перехватила ее поудобнее. - Знаете, я обречена, когда уходит любовь… Мне некуда сейчас идти. Можно мне с вами?
    Да, надо сказать, что Муза - большая конъюнктурщица, обычно куда Любовь - туда и она. Не потому ли всякий долбаный обыватель превращается в поэта, с азартом воспевая очередную возлюбленную? В общем-то, слова обычно одни и те же, их просто переставляют местами и изменяют имя объекта. Как это я не права? А вы попробуйте, докажите обратное! Раньше? Я уверена, что раньше она всегда уходила первой, в заранее подготовленное место, но сегодня эта схема накрылась. Любовь ушла слишком быстро и бесповоротно, и  дама с лирой не успела сориентироваться.
 
- …Хотите сигарету?
    Муза, постоянно обкуриваемая творцами нетленок, сама ни анаши, ни сигарет в рот не брала, но любила поматериться и побогемничать, хоть и не чужда была хороших манер порою - сказывалось воспитание до пяти лет. В общем, его вполне  хватало для посещения салонов.
      Она покачала головой и уставилась с материнским почти сожалением на покинутый дом - вот, привыкла сдуру к семье и покою, знала наперечет все мелодии, окрылявшие лысую бошку поэта. За несколько лет вдвоем они настрогали два тома стихов, один из которых был даже отмечен солидной премией на каком-то литконкурсе, и уже приступили к третьему… Все было так хорошо!
     Муза размазала слезу по щеке, вспоминая добротную обстановку дома, бар в гостиной, вполне интеллигентную жену-стоматолога и элитные тусовки.

 

    Тем временем к двери, крадучись, подошла Надежда, высокая дородная дама в видавшей виды жилетке, с бездонной грудью, гипнотическим голосом и печальными глазами. Она безнадежно махнула Музе рукой, злобно окинула взглядом  Любовь и скрылась в подъезде, неся в руках большую хозяйственную сумку с выпивкой и продуктами; надо было как-то поддержать оставленного без присмотра  мужчину, неплохого, в общем-то, лирика творческих кровей. Через пару лет Надежда оставит его, и тогда он обратится к Вере, но это уже другая история…

    Вам интересно? Извините, мне показалось - вы задремали. Отлично, тогда слушайте дальше.
 
     Две женщины стояли на пустой улице, и зрелище это было завораживающим.
- Что с ним теперь будет? - спросила Муза, взволнованно глядя на спящий дом. В квартире поэта горел свет - видимо, там уже вовсю хозяйничала Надежда.
- Оставайся - узнаешь, - равнодушно ответила Любовь.
- Проклятье! - вскричала та и вцепилась коготками себе в парик - а это был именно он, не может же быть у женщины в таком возрасте таких шикарных волос!  Да, ей было, с чего волноваться - всякий человек, испытывающий боль, спешит поделиться своим бесценным грузом с другими. Он будет писать стихи, от которых захочется умереть, выплескивать свои больные переживания, как ведро с помоями, на головы всеядных inhabitants. И все они будут считать, что это красиво! В этом ли смысл поэзии? Как вы считаете?…

    Муза тоскливо уставилась на свой инструмент.
- Нет, я категорически больше в этом не участвую. Я березовая русская муза, хочу быть несущей радость и петь о любви.  В общем, я иду с тобой.
- Мы уже на "ты"? - удивилась Любовь. - Ладно, пусть будет так. Я и сама убегаю, когда мне становится безрадостно. В конце концов, в мире полно других женщин, которые смогут утешить небедного поэта…

    Холодное октябрьское солнце лениво поднималось над городом, зашелестели первые шины по падшим листьям, на улицах еще лежал густой туман, словно кто-то с небес пролил свой утренний кефир. Они шли вместе - не подруги, просто одна не могла без другой, так уж сложилось.
    Любовь бодро держала путь к дому, уже известному ей. Муза семенила за спутницей, едва поспевая. Еще бы - Любовь была вечно молодой и редко уставала от физических нагрузок, Муза же, сколько себя помнила, всегда была дамой зрелой и бегать особо не любила. Ах, как хорошо угнездиться где-нибудь надолго, опрокинуть рюмочку-другую кофейного ликера у камина, ослабить узду фантазии, этой огненной кобыле с выпученными глазами…
     Идти пришлось около часа, плутая по кривым московским переулкам. Одышка скривила приятное, чуть полноватое лицо женщины, тонкий чувствительный нос стал красным от октября, кудреватый парик разметался черным пожаром, длинные легкие одежды совсем не грели, хотя стало чуть потеплее и туман немного развеялся, когда они дошли до места. Но Муза была южных кровей, и всегда отчаянно мерзла и нуждалась в комфорте.

     Наконец, Любовь остановилась у подъезда уродливой многоэтажки, внимательно вглядываясь в окна. Ибо было сказано - пусть Любовь поселится в этом доме! Но не сказано, в какой квартире.  Пришлось прибегнуть к старому испытанному способу:
- Назови любую цифру от одного до трехсот! - попросила она.
   Все жильцы беспокойно заворочались, затрепыхались в мятых постелях, застигнутые непонятным ожиданием.
   Муза ляпнула цифру, все еще скорбя о брошенной обители, и Любовь стала терзать кнопки домофона. Обе изрядно замотались, мечтая об отдыхе. Железная дверь открылась почти тотчас, даже не спросили "кто?", потому что нет и не было силы сопротивления пришедшей гостье. Они поднялись на лифте; на площадке уже ждал зомбированный мужичонка в майке и домашних трениках.
- А где ваша жена?
- Осталась ночевать у подруги, - мужчинка опустил воспаленные глаза. Он плохо спал последнее время, словно в предчувствии.
    Любовь без лишних слов развернулась и потащила Музу  вниз по лестнице.
- Подождите! - крикнул он им вслед. - Там ее нет! Она собиралась с раннего утра занять очередь!
- Какую очередь?
- В поликлинику… Анализы сдавать… Мочу… - сказал мужичок и потупился, словно ляпнул  непристойность.

    Лично я не вижу ничего непристойного в моче. Если человека вывернуть наизнанку - чего только не найдешь. Весь мир таков, что поделать. Вы согласны со мною?

- …Ладно, пошли, я знаю, где это.


    В районной поликлинике уже с раннего утра толпился народ, надеясь поскорее избавиться от неприятного груза. Все чинно сидели на косых стульях в полутемном коридоре, не глядя друг на друга. Двое разговаривали вполголоса:
- Понимаете, у меня две кошки, - жарко шептала Она на ухо солидному мужчине лет сорока, с барсеткой на коленях и мобильником в лохматой руке. - И какая-то из них постоянно ссыт на обувь в коридоре! Никак не могу эту сволочь поймать с поличным…
- Следующий!! - выглянула недовольная луна  медсестры.
Очередь зашелестела.
- …Да, так вот. И я подумала, что необходимо решить проблему радикально.  Вы слушаете меня?
    Ничего не подозревающий мужчина кивнул и вежливо кашлянул, глядя ей в переносицу. В голове его роились мысли о предстоящих тяжелых переговорах, о запущеной болезни и женщине с алебастровым лицом, которая только что прошла мимо, взглянув как-то по-особенному. Или ему показалось?
- Не так-то просто провести человека с высшим образованием! -  с этими словами собеседница поочередно вытащила из пакета три пузырька из-под корвалола, на каждом из которых была наклеена полоска лейкопластыря и аккуратно выведено фломастером: "Клава", "Фима" и "???".
- Это кошечек моих так зовут, - пояснила она. - Теперь по анализам я узнаю, какая из полосатых стерв дождется ремня!!! Ну, как вам моя идея?…
    Мужчина с ужасом уставился на нее.

- О-оо! - простонала Любовь. - Выйду, покурю…
- Я с тобой!
- Видела тех двоих? - спросила она, когда они вышли на крыльцо. Муза набрала  полную грудь тумана и улыбнулась:
- Еще бы. Я чуть не померла со смеху!
- А мне не до смеха… Как ты думаешь, что их может связывать?
- Ну… Полагаю, ничто.
- Ошибаешься! Так сложилось, что сегодня их свяжет любовь…  Единственная материя, которая сплетает в мертвый узел совершенно чужих по духу людей. И когда они это понимают, становится слишком поздно. Ты даже  не  можешь себе представить, сколько раз я делала ЭТО. Грязная у меня работа, Муза, не то, что у тебя.
- Здрасьте! - обиделась брюнетка. -  Ты только посмотри на этих гегемонов. Как мне заставить написать кого-то из них хоть одну приличную строчку?! Но теперь  придется расшибиться в лепешку, раз я пошла за тобой. Назвалась Музой - полезай в кузов, ёпрст…  Будем выпускать прозу.
    И она витиевато выругалась, но про себя, стесняясь строгого лица богини любви.

- Нам пора возвращаться.
- Да.

    Мужчина поднял оловянные глаза  на собеседницу, все еще чирикающую о чем-то вне его понимания:
- Я вас люблю!
- Простите… Что вы сказали?
- Мм-м… Как насчет того, чтобы вместе пообедать?
- Ой… Вы такой неожиданный… - Она кокетливо, но быстро убрала пузырьки в пакет и выжидающе посмотрела на свою судьбу, чуть склонив перманентную головку.
"Господи! У меня же простатит!!! Какого рожна…" - отчаянно подумал Он, но подлое сердце уже билось в груди часто и жарко, как поршень его новой "мазды".

    Все шло по плану.
   Они устало тащились за новоиспеченной парочкой, когда Любовь внезапно остановилась, сев прямо на тротуар.
-  Послушай… -  посмотрела она куда-то вдаль, и кудрявая спутница  встревоженно проследила за ее взглядом, но ничего не увидела, кроме бледного неба над крышами и стаи голодных ворон.
-  Сколько мы с тобой уже работаем без отпуска?
-  О, я уже не помню… Это началось слишком давно. Черт, неужели ты…
   Тут они переглянулись, и каждая прочитала в глазах другой ответ.
- Ха!!!... -  крикнула Муза и хряпнула лиру об асфальт. Мелкие осколки разлетелись по Вселенной. - Свобода!
    И обе закружились в диком танце; нет, вы не подумайте - каждая танцевала свое, но вы  бы видели в этот момент прохожих… Вот почему последнее время в мире нет ни любви, ни новых бестселлеров. А вы что думали? Обе дамы на заслуженном отдыхе, и неизвестно, когда вернутся. Я уже давно задаю себе вопрос - а вернутся ли они вообще?  Да вы пейте, пейте, у меня еще есть. Фима! Клава! Идите жрать!
 

2000 г.
 

 
.    TopList
Регистрация в базу снов и на форум
Карта сайта
apk для андроида
На маркете
Проект-партнер "Планы Реальности"
sova@owos.ru
Назад к содержимому | Назад к главному меню