На главную

Сраковый корпус


записки больной Совы на стенах гнезда кукушки




...Тусклое багровое солнце осветило грозные ряды воинов в металлических доспехах. В основном тут стояли русские богатыри — здоровенные и бородатые, в помятых луковичных шлемах, изодранных в боях кольчугах, и накладных латах. Почти все они были вооружены мечами, но у некоторых в руках виднелись топоры или длинные копья, с древками, почерневшими от крови. В центре войска выделялась свиная голова тевтонских рыцарей на бронированных лошадях. Они сжимали рукоятки длиннющих мечей и недовольно косились на русичей из щелей своих шлемов, похожих на ведра. На белых плащах рыцарей темнели кресты, драконы и масонские знаки. Тяжелые кони грозно пританцовывали, в ожидании смертного боя, и раздували ноздри под металлом на мордах...
На левом фланге гарцевали лучники-татары в меховых шапках и кожаных штанах, на маленьких лохматых лошадках. Они весело скалили кривые зубы, быстро переговариваясь на странном языке, и ярили коней плетками... Справа, немного пообочь, нервно кучковался взвод польских рыцарей, с петушиными перьями на шлемах. Они надменно взирали с легких коней на тупых тевтонцев, диких азиатов и ненавистных русских. Но что поделать, сегодня драться придется бок о бок...


Впереди потемнело.... раздалось грозное жужжание, и скоро все небо до горизонта заполнилось мириадами Неизвестных Паразитов... Верховые вытянулись на стременах... Копья опустились... Все ждали приказа.



- .....ваши анализы в порядке! - сказала Ольга Петровна, бодро входя в палату.- Мы не нашли в крови ничего подозрительного.
Похоже, у меня искали малярию, дифтерит и скрытую пневмонию.
- Ура. Доктор... а откуда тогда температура и лихорадка?
- Ну вы же принимали антибиотки?
- Да, но....
- Вы поступили к нам с диагнозом аденовирусная инфекция. Мы вас пролечили. Сейчас ведь температуры нет?!
- Нет, но... откуда был повторный приступ? Я хочу знать, какой паразит его вызвал! С разрывом в две недели.

Даже дети знают, что вирусы антибиотиками не лечатся. Я устало откинулась на подушку. Поляки подняли копья вверх, немцы осадили уже поднятых было в галоп коней. В иностранных рядах послышался недоуменный ропот, а из русских частей донесся отборный мат. Могучие бородачи чесали под шлемами потные затылки, и с шумом вкладывали мечи в ножны. Топоры грузно опустились на землю. Что за херня?... Паразит приближается! Но приказа на атаку нет!
Вирус есть, а жопы нет! То-есть жопа есть, но слова нет!
«Держать строй!...» - послышался неуверенный голос в передних рядах. Дисциплинированные немцы вновь сомкнули свиную башку, все время оглядываясь.
Где наш командующий? Что говорят?... Горизонт уже почти закрылся телами врагов! Слышен хлопот их крыльев и зловещий смешок из зубастых пастей, а щупальца показывают неприличные фигуры, и как это можно стерпеть?!...



У меня с трудом нашли вену на правой руке, исколов все левое запястье, на котором сейчас красуются крупные зеленые синяки. Мне даже было жаль медсестричку — они здесь очень хорошие. В отличии от счастливых московских коллег платят им в два раза меньше, и это всего в пяти километрах от МКАД. Надо быть Душой очень высокого порядка, чтобы смотреть на чужие задницы за такие деньги... и в таком помещении. Нет, они вправду хорошие.
Они ВКАЛЫВАЮТ.
Но в больницу я все равно очень не хотела...
После первого лихорадочного приступа (скорее всего, подарок из Приморья) я отговаривалась всеми силами, что-то блеяла участковому, и в итоге осталась отлеживаться дома. Родные стены помогают, да и смутные воспоминания тридцатилетней давности, когда я попала в и инфекционное отделение родной больницы города N, приливов нежности не вызывали. Из-за нехватки мест меня положили тогда в отделение для больных младенцев. Они орали сутками напролет, а окна были заколочены и стояла невыносимая жара. В итоге после промывки я сбежала, как была — в халате и тапочках, зимой, со слезами уговорив водителя «скорой» отвезти меня домой.

С тех пор я переболела кучей всякого-разного, но в чужие стены умудрялась не ложиться — тяжелая аура подобных заведений и возможность подцепить себе новых подарков не вдохновляла. Однако после второго приступа, имеющего явно лихорадочную природу, меня-таки уложили, надеясь на полный анализ крови и выявление подлого паразита.
Загадочный организм ничем себя не проявлял — кашля нет, насморка тоже, легкие в порядке, кишечник в норме. Нигде ничего не болит, но вспышки до +39 с колбасным ознобом и бешенным пульсом, а так же последующее быстрое падение до 35 явно указывают на присутствие в крови врага.
Возможно, в спальник насрала ушастая мышка, которую я, вместо того чтобы выгнать взашей, с материнским сюсюканьем снимала на камеру.
А один мой знакомый предположил, что у меня кессонная акклимуха. Заглот кислорода на отдыхе оказался настолько сильным, что при возвращении в гнилую цивилизацию тело не выдержало. Другой сказал, что это похоже на саботаж организма, которому захотелось все бросить и податься на Гоа... А, может быть, уже начался БП...? И от невидимых плясок с бубнами рухнула иммунка. Если уж валятся спутники, как осенние листья, то что говорить про бедную Сову?..


С Гоа не сложилось, и я осторожно вхожу с узелком и красной от температуры и давления харей, в большую ободранную комнату. Здание XIX века, похоже, не ремонтировалось со времен его постройки.

Меня заселили в палату, где в одиночестве лежала, отвернувшись к стене, толстая пожилая женщина.

Соседка с трудом встала, кряхтя и сопя, чтобы поприветствовать меня:


- Я - тетя Шура. У меня РОЖА.


Я искоса взглянула на нее, запихивая подушку в привезенную из дома наволочку. Да уж, рожа так рожа. Один глаз багрового цвета опух на поллица.


- А у тебя тоже РОЖА? Я смотрю, ты вся красная... ты мне громче говори, я глуховатая!...


Кто не в курсе, рожа – это тяжелое инфекционное кожное заболевание, вызванное стрептококком. Вдохновляющие картинки оного можно посмотреть в Интернете...
Позже выяснилось, что это не самое страшное: тетя Шура храпит так, что трескаются старые стены, причем всю ночь без перерыва. Редкий нетрезвый мужик может с ней потягаться... Все ее круглое тело работает как резонатор — данное научное открытие я сделала на вторую ночь. Поэтому такой мощный звук. У этой женщины незавидная судьба — у нее диабет, артроз, фигоз... экзэмы, постояннные аллергии и болячки на нервной почве, ее ненавидит сноха... В этом отделении она старожил, последние полгода «заезжала» уже три раза. На заду от уколов нет живого места. Про себя я решила, что она здесь хоть и болеет, но отдыхает душой. Иногда бабушка звонит любимому внуку, которому явно до нее нет дела — его ловко настроили против «вредной бабки». Но бабка совсем не вредная, а смирная и несчастная. Классическая история человека, который давно никому не нужен и все мечтают, чтобы он отправился побыстрее в лучший мир, чтобы освободить жилплощадь. Стоило ли приватизировать квартиру, исключив себя из списков "учаснегов"?... Прав был Булгаков — все мы ненавидим друг друга только за-за квадратных метров. А живи каждый в отдельном домике — и наступила бы в России благодать, все стали бы лучшими друзьями, и приходили бы друг другу в гости с улыбкой и радостью! Но так задумано, что мы должны стать врагами, особенно родственники. Нас кучкуют в бетоне, и так задумано, что большинство людей не могут позволить себе купить отдельную бетонную коробку с крышкой. Или же тратят на это всю жизнь, и только к концу ее вдруг понимают, что жизнь им была отпущена совсем не для этого... Это чтобы не задумывались больше ни о чем, кроме обустройства гнезда. Как пингвины, блядь...*



К великому счастью, тета Шура не особо болтлива и молча спасается от скуки томиками Шиловой и Донцовой. «Я три месяца, как уволилась из киоска с прессой...» - вздыхает она. «Привыкла все время читать, читать...»
- Это похвально! - заметила я. У нас самая читающая страна в мире.

К слову, совсем недавно по ТВ видела, как Путин обсуждал российскую культуру в кругу владык наших умов — самых известных современных писателей. За столом сидели Устинова, Минаев, Донцова, Маринина, Веллер и еще несколько человек, которых я не узнала. Донцова тогда еще обиделась до глубины души, что премьер назвал ее творения легким чтивом... Стыдно признаться, но я не читала ни одной книги всех перечисленных монстров пера, да и других тоже. Я — чудовище... Много раз испытывала неловкость из-за невозможности поддержать разговор по поводу какой-нибудь новинки... А вот тетя Шура не промах, всегда в курсе творческих взлетов современной литературы! Пока мы пьем чай и я слушаю ее рассказы о том, о сем, заходит доброжелательная тетя в белом халате, с хлоркой в резиновых перчатках:


- Тараканы есть?
- Пока Бог миловал...
- А у соседей уже бегают... я вам тут раковину натру пока?


Соседка утвердительно качнулась и скрипнула кроватью. Это единственная кровать в палате, которой можно скрипнуть. Пружины на них продавлены фантастически, и поэтому под жидкие матрасы положены доски или фанеры. Уже на второй день у меня заболели кости - пришлось вызывать маму с надувным туристическим ковриком. Стало полегче...

Ночью я встала, собираясь надуть в банку на анализы: таракан на тумбочке все-таки был застукан, хитро загнан в ловушку и убит... прости меня, Господи!



* * *



Тетя Шура выпила стакан шиповника и поимела странное красное пятно. Я нарисовала ей возможную аллергическую взаимосвязь. Суровая правда женщину опечалила — уж очень она любит шиповник. Остатки пришлось вылить.... Придется за ней приглядывать.

Вообще, приглядывать за людьми надо, особенно в больницах. Мало ли что случается. Когда тебя оставляют с капельницей, ты можешь ее выключить в нужный момент (если умеешь), но вынимать иглу из вены самой страшно, и лежишь, ждешь, ждешь, пока бок не одеревенеет... кажется, что тебя все бросили. Но тут, кряхтя, встает соседка, которая за минуту до этого еще лежала к тебе задом, и бежит звать медсестру.

Только в прошлом году, почти случайно я узнала от мамы всю правду о моей болезни в детстве. Конечно, я помню, как болела остеомиелитом и сепсисом и долго лежала в реанимации, частично без сознания. Все это феерично, хотя и походя, описано в «Мудаках»**. Но я не знала, насколько все, оказывается, было плохо.

Я долго лежала без признаков прогресса. Моя Душа витала в красочных глюках, а тело умирало.

И настал день Х. Когда врачи поняли, что я уже не выживу и зря копчу потолок, мои капельницы-питалки на груди и руке отключили, и ушли с этажа. Тем более что завтра было воскресенье. На этом бы и закончилась незатейливая нить моей Судьбы. Может быть, я поэтому инстинктивно боюсь теперь больниц? Ведь сепсис мне «подарили» тоже в ней...

И — совершенно случайно - к больнице в этот вечер приехала мама. Когда она узнала правду, то чуть не лишилась чувств. В больницу никого, понятно, не пускали, это тоже было инфекционное отделение. Она с трудом уговорила охрану пропустить ее, чтобы попрощаться с телом дочери. Когда она поднялась ко мне, я уже была практически мертвая — белая и совершенно холодная. Она взяла меня за руку и так и сидела, даже плакать не могла.
Потом взвыла и побежала по этажам... нашла медсестру, которая под нажимом снова воткнула все иголки и подала «питание». Мама просидела со мной всю ночь, и молила всех Святых, будучи воспитанной в духе атеизма, а к утру отключилась и заснула.
Утром пришедший врач разбудил ее и смущенно сообщил: странно, но ваша дочь почему-то жива.

Я-то всю жизнь считала, что сама вылезла из ж... на белом коне. Частично так и есть, но... в определенный момент кто-то должен придти на помощь, когда ваши силы уже на нуле, а Урок еще не выполнен.


...Уже будучи студенткой, однажды я потеряла сознание на станции метро Курская. То ли нечем было дышать от жары, то ли еще что-то.... бывает, что юные барышни грохаются в обморок от самых разных причин. На Курской исторически отсутствовал кислород летом в советское время. Я упала, и никто не подошел ко мне. Могло все закончится плачевно. Но тут подъезжает поезд, открываются двери... и ровно напротив меня выходит... моя мама. Я вижу ее уже в тумане и считаю, что это глюк.
Так встретиться в Москве в одной пространственно-временной точке практически нереально! Такие вещи НЕ БЫВАЮТ случайными. Мама бросается ко мне, зовет на помощь, и с кем-то вдвоем меня оттаскивают в медпункт, которые тогда еще были в метро («скорая» ехала бы долго...). Мне быстро делают нужный укол, и прочие процедуры.
Вообще-то я воплощалась позже, наверное, чтобы помогать ей в ее нелегкой судьбе. Но пока помогают только мне, почему-то...


Да, теперь я знаю, что все это значит — появление нужного человека в опасные или смутные, ключевые моменты нашей жизни. У меня ближайшая Родственная Душа из нашей учебной группы душ там, где мы живем между воплощениями - в этот раз моя мама. Однажды, когда мы там встретимся, она хитро улыбнется и воскликнет «Ну надо же, ты оказалась права... и как ты узнала?» Сейчас мама... нууу-у-у.... допускает такое, с натяжкой... Ей трудно принять то, что не узаконено РАН. И имя ей легион...
Оглянитесь, возможно, и вы узнаете среди близких, друзей или родственников свою Родственную Душу — которая думает почти как вы, имеет те же ценности в жизни, и ей снятся похожие сны. Которая совершенно «случайно» вдруг приходит к вам на помощь в самый неожиданный момент. Или просто рядом с ней светло. Р.Д. всегда воплощаются рядом, чтобы помогать и поддерживать друг друга в нелегкой земной суете.
Однажды наши Родственные Души уходят от нас, но лишь затем, чтобы вернуться и быть где-то рядом в следующей жизни.

И если вы все еще не верите «в это», мы идем к вам...! :)


* * *


Тетю Шуру качает и колбасит, как матроса-первогодка на учебной шхуне. Она хватается за косяк: «Ничего не понимаю! Голова второй день кружится, ходить не могу...» - вздыхает женщина. Пожаловалась врачу. Но Ольга Петровна смотрит только на градусник. Похоже, она боится дотрагиваться до пациентов.

«Смотрите, температура у вас уже почти в норме! И глаз почти опал! Лежите, отдыхайте.»

Глаз-то опал... но не алмаз. Догадаться померить давление старушке врачу не приходит в голову.
Я достаю японскую чудо-машинку и делаю это сама, когда обход заканчивается — хорошо, что мама принесла мне полный набор для выживания! Оказывается, страдающей гипертонией Шуре прописали таблетки от давления, и она их послушно ест уже несколько дней. Контроля не ведется. Давление незаметно ушло за критический порог, и стало настолько низким, что у бабушки началась качка. Исцели себя сам...

Доверчивая тетя Шура испуганно прячет таблетки от давления куда-то в сусеки: «Ну надо же! Какой ужас, больше не буду их принимать...»

У соседки полтора десятка болезней и ослепший глаз, нерв которого тоже по дури запустили наши эскулапы. «Зачем людям вообще жить после семидесяти?!» - с горечью восклицает она. «У меня все болит, я еле хожу... я не понимаю, зачем я живу.»


У нас в подъезде долго жила одна супружеская пара. Они были уже в годах, когда Он умер. И она стала никому не нужна. К ней никогда никто не приезжал, никто не заходил в гости. Впору сойти с ума... И она стала рисовать. На большие праздники она делала на ватманах неуклюжие и наивные, но от чистого сердца акварели, с детскими стихами о добре, свете и любви. Там были нарисованы цветы, зверюшки, коты с сапогах, дюймовочки, дома, деревья, солнце... Она сама разносила их по квартирам. Кто-то испуганно говорил спасибо, кто-то жутко стеснялся, кто-то крутил у виска...
Я уверена, что все наши встречи в людьми не случайны. Возможно, и здесь мы встретились не случайно. Что мы можем дать друг другу? Она подарит мне возможность сострадать, а я... я еще не знаю. Мне хочется ей сказать, чтобы она простила дуру-сноху, чтобы не маялась ненужностью, а полюбила себя. И возопила об этом в небо. И нарисовала картину. Тогда половина болячек исчезнет. Если мы еще здесь, то все еще не поздно. А Бог не дает нам испытаний свыше того, что мы можем выдержать.
Но я пока не готова умничать... она плохо слышит, и все это придется ей прокричать.

Бог это Тот, кто создал Небо и Землю, а потом с помощью Помощников заселил ее людьми. Некоторые ошибочно считают, что Земля - это наша тюрьма. На самом деле, это школа-интернат для особо одаренных... Учебный цикл длится многие тысячи лет. После счастливого окончания выпускник с облегчением три раза плюет через сгусток энергии в виде левого плеча, и больше никогда не воплощается. Он становится Помощником, и... второгодники, плачьте!..Ж)).




* * *


Ночью, часа в четыре, в палату привезли отчаянно чихающую и соплящуюся, словно ниагара, девушку. Воплощение воздушно-капельной заразы. Поставили ей глюкозу. Врачи все в масках и привитые, а мы?!....

Всю ночь моя конница волновалась, трубили боевые рога, бородачи стучали мечами о щиты, показывая свою готовность, ежли что, пасть порвать кому угодно... «Васильна... да мы... ты только скажи!...»

Утром заглянула Ольга Петровна. Отныне она заходит к нам задраенная в зеленую маску. Деловито прослушала новенькую.
- А вы как?.... - это уже вопрос к нам, болезным.
- Ээээ... - испуганно мычу я.... - спасибо, нормааальнааа... а мы не заразимся? Клиент чихает так, что есть риск к привету из уссурийской тайги получить привет из больницы.
- Все нормально, отдыхайте! - дословно с этой фразой О.П. важно выплыла из палаты.
- Эх, елки-палки... - кудахтает соседка, утягивая венозные ноги под одеяло. - Вот то ли дело Марина Юрьевна... та и подойдет, и выслушает, и все посмотрит, и доброе слово скажет...

Но М.Ю. нынче дежурит на первом этаже, в заразных боксах. Эта врач меня принимала, у нее живые сочувствующие глаза. Именно она предположила малярию, хотя у малярии пики и спады гораздо чаще наблюдаемых... Я до сих пор подозреваю разновидность какой-то лихорадки, либо ушедшей в нору, либо удачно порубленной моей доблестной армией... Сгибаемость шеи (побочный эффект геморрагической версии) была честно проверена... Но и она меня даже не осмотрела — на предмет сыпи или следа укуса клеща — поверила на слово. А если бы я не заметила какой-нибудь прыщ? А если бы я соврала?.... Впрочем, наверное, мне просто верят — это тоже хорошо. Но я помню, как два года назад в нашей фирме умерла молодая красивая девочка, гордость финотдела. Все началось с температуры. Ей неделю не могли поставить диагноз, перевозили из больницы в больницу, от чего-то лечили... Через неделю она впала в кому, и спросить ее - а кусал ли тебя кто-нибудь, когда ты ездила к маме в деревню? - уже не смогли бы. Через несколько дней она умерла от отека мозга, с невыясненным диагнозом. И это - в Москве, а не где-нибудь в Мухосранске.



...Новенькая оказалась симпатичной, разумной и словоохотливой армянкой. До кучи беременно-токсикозной, и у которой через две недели свадьба. Большинство обычных препаратов от ОРВИ ей нельзя. Родственники навезли любимому чаду мешков со снедью, и щедрая Кристина охотно делится всем, чем можно. Но нам особо много нельзя: у Шуры диабет, а у меня фантазии на тему винограда и яблок, съеденных в ударных количествах. Хорошо бы Кристина вылежала свою болезнь, без последствий для плода, еще до того, как туда войдет Душа. У нее еще есть месяц в запасе... Ей часто звонит взволнованный жених, и она автоматом переходит на армянский — очень удобно, даже из палаты выходить не надо!

Теперь мы сами боимся заразить ее чем-нибудь.

О.П. не осматривает больных, а отважная девочка, сама врач по образованию, уже смотрит, что там за новая покраснуха у бабы Шуры, утешает... "И это пройдет". Охренеть....((


С сомнением смотрю на мочу в баночке, оранжевого цвета. Грущу. И еще у меня начались проблемы от антибиотиков, где только не... Учитывая, что в отделении негде помыться, лечение стало приобретать садистский оттенок... В сортире собачий холод, потому что там все время курят, и окно открыто. Очень полезно для "лёгочных" клиентов. Там же на стене сакральная надпись: "Забытое Богом место. Но жить можно." Да, все примерно так. Сегодня выяснилось, что вместо ноутбука был более актуален новый рулон туалетной бумаги! Из «отеля» выходить нельзя, посещения запрещены, и время передач закончилось. Кого попросить?

Выручил медбрат Коля, по совместительству увлекающийся компьютерами. Небольшой треп на тему Navision расположил его ко мне, и вскоре он явился в палату с початым белым рулоном в руке. На вопрос, откуда дровишки, ответил, что внизу кто-то умер, вот, осталось... ))
Чувствую, что очень скоро и этот рулон иссякнет. С кишечником творится что-то невероятное, и на ум все время приходит вольера со слоном... Конечно, может, оно и к лучшему, но... сраковый заезд какой-то, чудеса просто. Не начало ли это Апокалипсиса?...



* * *



Удивительно, но после прилета с Дальнего Востока мне не при приснилось ни одного осознанного сновидения. Я долго не могла понять, что происходит, пока не сообразила, что больна. На ОС нужна дополнительная энергия! А у меня ее нет, вся ушла на борьбу неизвестно с чем. То-то я чувствую себя, как выжатый стакан!
Но в больнице на третий день неожиданно эта способность вернулась. Не значит ли это, что я пошла на поправку?....
Во сне вылез явный парадокс, мимо которого уже нельзя было пройти... руки мои стали видоизменяться, синеть, пальцы срастались на глазах, и, наконец, превратились в голубые мультяшные крабовые клешни. Я в это время, как это часто бывает, находилась в подземном переходе.

Ба! - воскликнула я. Наконец-то... Я во сне! - сказала я миру. Я во сне! - стала обращаться я ко всем встречным. Встречные воспринимали эту новость безрадостно. И мир, вместо того, чтобы расшириться и заискриться, стал быстро сужаться. Подземный переход прямо на глазах стал ниже, тьма сгустилась. Я тут же взлетела, намереваясь на лету проскочить в один из выходов, и тут вдруг поняла, что уже не успею, даже если разовью космическую скорость. Потолок быстро понижался, выходы затягивались, каменные стены перехода стали извиваться, как кишка... Я заметалась, словно лиса в западне... Сейчас раздавит!

Тогда я сказала себе: «Сова! Работай головой!... Это сон.» Я взлетела, и, зажмурившись... пробила головой потолок! Послышался хруст, но не черепа, а материала, который я пробивала. Я реально пробила башкой каменные своды!!! И почти ничего не почувствовала, кроме ощущения, что я все же прохожу через какую-то плотную материю, а не сквозь воздух.

Пулей по инерции вылетев наверх, я осторожно открыла глаза: передо мной расстилался незнакомый вечерний город, очень четкий и красивый. Это был какой-то приморский город, потому что с одной его стороны о набережную бились вялые волны... Я какое-то время меняла фокусировку, но город не исчезал.

Убедившись в материальности лежащего передо мной мира, я полетела в сторону моря, и стала планировать над водой. Неожиданно я увидела утонувший, вернее, еще медленно погружающийся в зеленую пучину автобус (опять белый ПАЗик!!!!...), у которого над водой торчала только крыша.

«Там младенцы» - сказал мне кто-то рядом: оказывается, кто-то еще летел рядом со мной. «Но они уже все погибли, их не спасти... они уже долго в воде...» С чувством сожаления мы двинулись дальше. Однако неожиданно для себя я решила проверить — может быть, еще не все потеряно?… Я ринулась вниз, в и вдруг увидела, что рядом с автобусом барахтаются... младенцы! Емае. Очевидно, они как-то выплыли через открытые окна. На вид это были дети лет трех, но во сне они были поданы под другим кодом. Я сразу прикинула, что больше двух не вытяну чисто технически, да еще взлететь с ними надо!

Решено было тащить самых бойких и бьющихся за жизнь, которые наиболее активно сопротивляются Смерти. Я спланировала ниже, и первым мне попался мальчик, который отчаянно тянул ко мне руку.
Выдернув его из воды, я обхватила его левой рукой, и пошла на круг за следующим клиентом.
На удивление, он оказался гораздо легче, чем я думала; тут же было решено, что еще двух-трех удастся зацепить точно. Дальше немного смазано в памяти...

Но в итоге получилось так, что я вытащила их почти всех! Только не по воздуху. Я их скучковала в воде, и вот мы уже плывем к берегу, а я толкаю их перед собой, на спасательных кругах. Младенцы неожиданно уменьшились в размерах. По пути мы выкинули лишний груз — часть из них превратились в пластмассовых рыбок и каких-то зверушек. «Это человек?» - спрашивала я у других младенцев, и в случае утвердительного ответа монстрик оставался в группе, иначе «шел за борт». Стало полегче.

«Я вас всех дотащу!» - пообещала я, - «Вода куда теплее, чем я думала...»

И точно, вода оказалась очень теплой, хотя город не выглядел южным. Младенцы были не против спасения и послушно гребли вперед к берегу, веселой дружной кучкой. Казалось, их уже забавляет происходящее.

Вот и берег. И меня разбудили на укол.

Подъем в больнице в 6.30... Правда, после уколов и градусника мы можем дремать еще часика полтора до обхода, но спится уже тревожно. В расписании на стене в коридоре указано, что такой распорядок дня способствует быстрейшему выздоровлению.


Но я уже просекла, что здесь не тюрьма, и если я просплю завтрак, мне ничего не будет. Около восьми приходит О.П. Видя меня спящей, она начинает волноваться: "С вами все в порядке?..."
"Мне хорошооо..." - приоткрыв один глаз, бормочу я, - "Я просто сплюююю.... Сон - это лучшее лекааарство...". Палата стала привыкать, что я окончательно просыпаюсь только в половину двенадцатого - естественное время моего просыпания. Нас всех подстригли под одну гребенку, и никому не приходит в голову, что мы разные. ЗАДОЛБАЛИ!!! Мы не рабы, рабы не мы... хрррр-р-р.....

* * *



Вечером тете Шуре приносят ШЕСТЬ обязательных для съедения таблеток. Она раскладывает их в ряд и задумчиво смотрит. Одна из них — фенозепам. Я замечаю, как после ухода медсестры соседка быстро прячет именно эту таблетку в тот же сусек - отдельную коробочку.

Оказывается, у мирной дамы клинит башку от означенного препарата по полной программе. Мне был поведан триллер о том, как после увольнения из киоска она решила отметить это дело с коллегами тортом и чаепитием, да и выходное пособие получить. К тому времени ей уже успели прописать это чудо в местной поликлинике...

Приняв таблетку на ночь, старушка легла спать. Неожиданно глубоко ночью она встала, и пошла в круглосуточный супермаркет. Там она купила торт, цветы и пошла... на работу.

Села на ступеньки офиса... позвонила домой... после чего пропала со связи.

Ошарашенные родичи кинулись ее искать. Не нашли ее и на ступеньках.

Утром Тетю Шуру случайно обнаружили за забором, с разбитой рукой и без сознания — торт валялся в одной стороне, цветы в другой.... видимо, она пыталась его зачем-то перелезть.

Врачи очень любят назначать фенозепам. Считается, что он успокаивает. Всю страну. Мне его тоже прописывали в 2003 году, после проблем с головой... Конечно же, я его не ела, ибо совершенно переставала соображать. Вообще, основная задача больного — съесть как можно меньше из всего, что тебе пропишут. А если прописывают курс — урезать его, по самочувствию. По этой причине я после уколов цефтриаксона (которые подействовали на сердце и пришлось сделать замену) выпросила ципрофлоксацин в таблетках — для самостоятельного контроля над приемом. За правду пострадал желудок...
Загадочные враждебные вихри пытаются массово делать из нас больных идиотов, но с этим надо бороться. Воплощение на Земле считается у Душ одним из самых сложных, и надо думать, мы сюда прёмся в надежде, что одно воплощение в России нам засчитают за два-три в иных мирах.... 8)))) Осознание этого придает силы.

Вспоминаю, как в раннем студенчестве мы, голодные до новых самоубийственных ощущений, везде искали эти таблетки, чтобы «испытать кайф», выпив их с лосьоном...
- Тетя Шура, - говорю я, - не еште ЭТО, оно наркотик, голову ватой набьет. Алкашам его прописывают после «белки». Видели, плавали, знаем. Обязательно выкиньте потом коробочку, у вас ведь внук шалопай — вдруг найдет!

Соседка уныло соглашается.
Позже дружно отговариваем старушку вообще не есть никаких лекарств. Наверняка экземы у нее от них! И вообще, все болезни у нее от нервов, а это лекарствами не лечится. Только оптимизмом. «Да, бабушка Шура, ну их!» - это уже медик Кристина вносит свой вклад.
Подумав, та убирает все таблетки в тумбочку. Свобода юрию деточкину!...


Мы уже совсем оборзели — то на завтрак не пойдем, то на ужин, столько снеди у нас. Вчера новая соседка поделилась еще теплым кебабом в лаваше, прямо из ресторана. Хотя, справедливости ради, кормят нас бедно, но честно — еда нормальная. Но все-таки хочется всегда чего-то вкусненького. Тетя Шура говорит, что так рада нам — пока она лежала одна, все время плакала. Теперь в ее глазах затеплилась жизнь, даже в слепом.
Вечером мы впарили ей банан — она долго отнекивалась диабетом, но сколько же можно от всего отказываться?!.... «Так вся жизнь, нафиг, пройдет...»
Похоже, она стала меньше храпеть. Или я уже привыкла...

Иногда я со смехом ловлю себя на мысли, что в палате лежат три поколения, точно с дельтой возраста юной соседки. Когда мы поворачиваемся дружно попами вверх, побеждает молодость — вчера Коля пришел аж четвертый раз колоть бедную девочку ))) Хорошо что та сечет фишку и все считает, а то бы получила лишнего...


АААА!!! Я теперь знаю, зачем я здесь лежу! Меня излечивают от моей паталогической замкнутости. Судьба в курсе, что я бы предпочла лежать совсем одна, но не все Сове масленница, открывай шлюзы, медведь пришел...



* * *


Вечером зачем-то сделали укол тавегила с анальгином. При том, что ничего не болит и признаков аллергии нигде не наблюдается. Перед этим еще дали таблетку супрастина. Много думала.... Может быть, просто за компанию с тетей Шурой? К счастью, на здоровье это повлияло.
Самостоятельно лечу флору, плюс ежедневно измеряю себе температуру, давление и пульс, слежу за динамикой, записываю.
Но и большой брат не дремлет! Принесли две пластиковые баночки для мочи, на очередной анализ.
Одна баночка новая, вторая бэушная, мытая. Хотя они должны быть ОДНОРАЗОВЫМИ. Первый раз тоже была использованная, чем-то странно пахла и была с лужей внутри. Я долго с подозрением ее нюхала и еще раз вымыла, на всякий случай.

Кристину зачем-то колят ношпой, ей стало плохо от нее. Решено на следующий визит сестры заднюю часть на укол не подавать, а утром пожаловаться О.П.


День седьмой. Выбрала Кристине торт на свадьбу. Она лежит и все выбирает по смартфону, прикольно. Чувствую себя хорошо. Уже не понимаю, что вообще здесь делаю. Температура, давление и пульс идеальные. Нигде не свербит, за исключением последствий от антибиотиков (пришлось покупать даже отдельные лекарства для их лечения!..). Понятно, что меня «выдерживают», в инфекционке так положено. Может, следят за почками — слабое место при лихорадках. Но если новый приступ будет только через неделю, как прошлый раз, то мне придется здесь торчать еще столько же?! Интересно, что скажет мой начальник. Надеюсь, в отделе меня еще не похоронили... вполне могла бы работать удаленно, но технически не готова. ГОСПОДИ!!! Лишь бы ничем больше здесь не заразиться, успеть ВЫЙТИ!!!

Очередной выданный мне супрастин убрала с глаз долой. Антибиотки второй день прячу в косметичку, пять дней принимала неизвестно от чего, хватит. Дааасс-с... при всем уважении к отечественному врачеводству, таблеточки приходится прятать...

И, пролетая над гнездом кукушки, хочется пролететь над ним как можно быстрее.... и выше.... и дальше...



* * *


В отделении появился святой отец — очень странно выглядящий без рясы, в футболке и трениках. Каждый раз он делает крестное знамение до и после еды. До — понятно, но зачем крестить пустую тарелку, так и осталось загадкой. Вообще, почти все мужики тут — кишечные, у них свой туалет и они лежат в отдельных палатах. Чем-то сильная половина травится, может быть, бухлом, или грибами, или кривыми домашними заготовками.


Отметила про себя, что не мытая уже восьмой день голова (в отделении нет душа) ведет себя, как в автономном походе — ни на что не жалуется. Организм вошел в военный режим без приказа, словно старый солдат.


Свято место пусто не бывает — долго пустовавшая четвертая койка сегодня пополнилась рыдающей девушкой, уже совсем молоденькой. Она долго плакала и кому-то жаловалась по мобиле, всхлипывая и размазывая соплеслезы. Я заметила, что первое, за что хватаются новенькие в больнице - это мобила, утешение, спасение и связь с покинутой Большой Землей... Интересно, как же люди болели раньше?...

Подошедшая медсестра с большим шприцем в руке вызвала у нее новый приступ истерики — ей вкатили довольно болезненный антибиотик, потом взяли кровь. Выяснилось, что девочку только что выписали из гинекологии, и сразу уложили в соседний (наш) корпус с диагнозом гнойная ангина. Надо, дети мои, теплее одеваться, не май месяц... Девочка, как и положено, кашляет. На всякий случай отодвигаю подушку на другой конец кровати, подальше от нее, и повторяю свою молитву. Я точно знаю, что на этаже есть совершенно пустые палаты. Но кого это ..ёт?

Мы с Кристиной решили переждать бурю, не обращали на нее никакого внимания и спокойно стучали по клавам своих ноутбуков, лежа в койках. Глухая баба Шура даже не оторвалась от Донцовой – реально, тетка с мопсами властительница умов... 8))

Было видно, что новенькая, худенькая и глазастая, нас боится, как и мы ее, впрочем (диагноз мы узнали не сразу, кто их разберет, вдруг гепатитную подсунули...). Она забилась, как зверек, в свой угол и хмуро молчала.
Через час я решила, что ребенка пора выводить из ступора, вскипятила чайник и предложила ей чаю с печеньем. Тише, Танечка, не плачь! Юность гибка: Таня тут же вытерла слезы и моментально, без кочевряжек, влилась в наш дружный коллектив, обнажив довольно здравую натуру. «Требуй склянку фурацилина!» - сказала я. «Еще хорошо бы барсучий жир....» Фурацилин принесли сразу, жир остался в мечтах, понятно. «Я никогда не полоскала горло!» - смущенно призналось дитя. Я тут же показала ей со звуковым сопровождением, как это делается. Во, блин, дает....
После чая первое, что вытащила из сумки девушка, был... розовый ноутбук. «Жить будет!» - подумала я. Позже выяснилось, что у нее уже был выкидыш — да, быстро растут современные детишки.... ничего не скажешь.... жаль, что духовное развитие не поспевает.

Тетя Шура, видя какую-то суету, села и долго хлопала глазами, как сова; ей громко сообщили последние новости, после чего она успокоилась.

Тем временем Кристина вспомнила, что в первом триместре беременности безопаснее колоть амоксиклав, чем то, что ей колят сейчас. Попытка сказать от этом О.П. вызвала достойный отпор: типа, если не нравится мое лечение, лечись дома сама, умная. И то дело! Я уже вижу, что до свадьбы она от соплей не избавится. Срочно учу ее промывать носоглотку дедовским способом. Мне до сих пор непонятно, зачем ее колят антибиотиками от гриппа... Тем временем и у тети Шуры появились на столе те же таблетки, что я прячу в косметичку. Видимо, их много завезли.



* * *


...Тусклое багровое солнце осветило грозные ряды воинов в металлических доспехах. В основном это были русские богатыри — здоровенные и бородатые, в помятых луковичных шлемах, изодранных в боях кольчугах, и накладных латах. Кровавые раны у многих еще не зажили, на лицах запеклись черные корки. В центре войска еще была видна поредевшая свиная голова тевтонских рыцарей на бронированных лошадях. Они держали в руках свои тяжелые железные шлемы, чтобы хоть немного увидеть мир и проветрить мозги... На левом фланге гарцевали лучники-татары в меховых шапках и кожаных штанах, по-прежнему весело скаля кривые зубы. Немного пообочь, надменно кучковался взвод польских рыцарей, с остатками петушиных перьев на головных уборах. Они устало и недовольно взирали на тевтонцев, азиатов и русаков — кони их пали в бою. Но что поделать, сегодня снова придется драться бок о бок...


Впереди потемнело.... раздалось грозное жужжание, и все до горизонта заполнилось мириадами Неизвестных Паразитов... Тевтонцы надели свои ведра и вытянулись на стременах... Копья опустились... Все ждали приказа.


Неожиданно раздался крик: «БРАТЬЯ! НАС ПРЕДАЛИ!!!... ...МАТЬ!!!»

В рядах поднялась суматоха. Свиная голова, пытясь перестроиться, окончательно сломалась. Все, как и положено, смешалось — кони, люди... «Держим, держим тылы!!..» Войско торопливо пытается встать в круг, ощетинившись оружием во все стороны — похоже, сзади неожиданно прорвался враг. Как такое могло случится?!... Теперь уже все увидели его — с востока надвигалось что-то ужасное, меча громы и молнии.... Скоро все небо сзади покрылось стаями летящих железных птиц. Они метали бомбы и стреляли из пулеметов, и, казалось, вся земля взорвалась под ногами у древних воинов.... во все стороны полетели куски паленого мяса, ошметки лат, раздались вопли и стоны раненых. Те, у кого был щит, пытались им прикрыться, но крупнокалиберные разрывные пули и осколки с лекостью прошибали мягкое железо, дерево и кожу.

Видя такое дело, Паразиты быстро остановились и стали рыть окопы, собираясь переждать авиаудар. «Это свои!» - крикнул Главный Вирус. «Отбой! Курим, ждем....»


Вирус это такая машинка, специально созданная для того, чтобы регулировать мутации и численность людей. Вирус невозможно убить, потому что он является биороботом, а не живым существом. В нем заложена программа, которую он исполняет, ничего личного... Если вы живете слишком уютно, или слишком многое о себе возомнили, или свернули с предназначенного вам свыше пути, к вам придет вирус и даст вам пинка. «Совершенно случайно» вас укусит какой-нибудь анофелес и чихнет в лицо прохожий. Программа может и не запуститься, например, если ее написал криворукий ангел-программист с Луны, или робота элементарно облили спиртом и сожгли русские партизаны.


Тем временем эскадрильи продолжали бомбить армию защитников. Оставшиеся в живых воины бросились по полю врассыпную.... Один из самых опытных богатырей, бабник и отец шестерых детей, догадался прыгнуть в воронку от бомбы. Многие рыцари и пешие рубаки быстро последовали его примеру, что спасло им жизни. Тут же над ямой, стрекоча пулеметной очередью, пронеслась на бреющем одна из птиц-убийц, с красным крестом на борту. В окошке мелькнула довольная харя летчика-испытателя.

«Что это?... Что за х..ня?!» - вопили из русских рядов, вздымая к небу всклокоченные бороды.

«ЦИКЛО....» - успел прочитать на фезюляже один из немцев, которого в детстве строгий отец-лавочник успел научить грамоте, надеясь сделать из него торговца. Но куда там! Отпрыск убежал на войну....
«Цикла... цикла... фантастиш, проклятая птица!!!...» - бормотал немец, скрючившись на дне воронки и зажимая уши, из которых сочилась кровь. «Я тебя обязательно найду,
schweinehund.... сууука...! и повешу за... я же русский немец!...»
Татары, дико визжа, храбро носились по полю на лошадях и обстреливали железных тварей, но стрелы ломались о борта, как спички. Зато их суетливая траектория не пропала даром.... Позже выяснилось, что все они каким-то чудом остались живы – возможно, благодаря древним амулетам в виде черепа, который висел у каждого на шее.
Поляки гордо повыскакивали было из ям с боевым кличем, размахивая саблями, и тут их как принялись косить свинцом... оставшихся в живых утащили буквально за фалды русские, которые уже поняли, что лучше отсидеться, а там что Бог пошлет...


Сегодня в больницу приезжала мама, узнавать, от чего меня лечили. Диагноз - аденовирус. Хаха.
Возлюби болезнь свою... «Имя, сестра, имя!!!»


* * *


Вечером, пока все палаты жуют казенную тушеную капусту, наши девчонки нагло едят красную рыбу - Кристине привозят все, что она попросит... :) Мне здравый смысл подсказал рыбу не есть, да и какая ТУТ может быть рыба после Приморья?... Так, всякая хрень... Померили Шуре давление - вообще ниже разумного предела, как у юного гипотоника. Сама бледная, а глаз кровью налился. Стала выглядеть загадочно... Переполошились. Поднять-ли давленку чем? "Да нет, не надо, его поднимешь, потом не опустишь". Тут с головой что-то. Таблетки-то мы спрятали, а чем колят - не знаем. Ей не говорят, а больше никому не интересно.
 
"Баба Шура! Съеште Активию!..."
Соседка с сомнением повертела маленькую бутылочку в руках.
"Никогда не пила..." - призналась она, - "Может, иммунитет поднимется?"
"Конечно!" - радостно говорю я, - "Надо жить!"

Сейчас, сейчааааааааас... я ей все скажу.

Тетя Шура посмотрела видящим глазом куда-то вдаль: "Да не хочу я жить... Хочу умереть во сне, чтобы долго не мучиться".
..........................

Утром я все же упрямо раздала всей палате ЦУ - как жить дальше, выбила клювом иллюминатор и вылетела прочь из гнезда кукушки.. В конце концов, птица я или нет?... пусть даже с синими клешнями...






ПОСЛЕСЛОВИЕ-ИКС  




Я думала, что после "Монгол Шутдауна" у меня не будет причин писать что-то подобное. Тем более так скоро. Но жизнь повернулась ко мне задом, и удивительно отчетливо повеяло Даян-Нуром...
После прилета домой я сразу, понятное дело, почистила клюв и села за компьютер. И буквально через час неожиданно почувстовала что-то неладное в животе. Еще через полчаса я уже сидела в сортире...

Так прошел день. Наступила ночь... Мало что изменилось в моей жизни - в туалете было тепло и уютно, и уходить не хотелось, да и не уйдешь далеко...
Ночь прошла в тревожных ожиданиях лучшего. Шуршал рулон, текла вода...
Наступило утро, полное откровений. Имодиум не помог - все равно, что разгонять самолетом японский тайфун...
Сидя на толчке, я с печалью поняла, что человек ровно наполовину состоит из говна. Где оно умещается в таких количествах, так и осталось загадкой. Да, мы не Ангелы, это ясно. Но чтоб настолько...!!! У Ангелов нет пищеварительной системы - они не едят, и поэтому не срут. Они потому и летают, что давно сбросили балласт. Не к этому ли нам надо стремиться в своем развитии, сограждане?!...
На работу я проспала и пришлось лететь на ковре-самолете, чтобы наверстать упущенное. Работалось тревожно. "Что день грядущий нам готовит?" - вопрошала я организм, и кишечник злобно урчал, силясь рассказать что-то запредельное... Может быть, я просто переела яблок. Но это слишком тривиально...



* * *


Около компа, в федоскинской коробочке, на красной подушечке всего-то лежит маленький сихотэ-алинский метеорит. Это моя мечта детства и гордость - не купленный и не подаренный. Вадик, святая простота, написал, что он остался размножаться в своей воронке. Как бы не так! Разве могла я оставить столь ценную и редкую добычу в когтях у тайги? Наверное, так и надо было сделать. Но уже поздно...
Бессилие традиционной медицины само подталкивает к оккультизму. Бессилие рождает альтернативы, а сон разума активизирует подсознание (очень полезно... 8)). Я смутно припомнила, что заболела сразу же после посещения воронок. В походе! Чего отродясь не бывало! У меня появилась высокая температура, а приступ лихорадочного озноба был пережит самостоятельно в палатке. После нескольких дней бесплодной битвы с непонятной лихоманкой мужики дали мне водки, и вроде бы все прошло. Новые впечатления и эмоции замазали болезнь ровно до конца похода. Но через сутки после прилета домой я капитально свалилась. Да, тогда это назвали акклимухой. Или клещом, которого не было. Вообще-то я не первый раз на Дальнем, и ничего подобного после возвращения не наблюдалось.
Долго вспоминала, чем же я занималась таким особенным за день до этого? Да ничем... упоенно чистила метероит. Он терпеливо вымачивался и терся в мыльной воде, потом сушился у открытого огня, затем тщательно скребся железной щеткой. Полдня я провела за этим увлекательным занятием, пытаясь привести свою находку в товарный вид, для достойного показа друзьям...



Заболев, я дней на десять забыла про свое чудо. И когда появилось время и силы, в очередное воскресенье я решила дочистить красавца, а именно: замочила его средстве для отмывания унитазов, и после этого снова долго сушила у огня и, наконец, искупала в вазелиновом масле. Длительный и плотный контакт с гостем из космоса не пропал даром: к вечеру следующего дня меня снова свалил приступ лихорадки!
Но, конечно же, в приемном покое я не рассказывала про это. Живые и сочувствующие глаза Марины Юрьевны вылезли бы на лоб. Я и так уже женщина на грани фантастики... но местная больница об этом не знает.
И, конечно же, все это просто совпадение. Но ведь не зря же названо "метеоризм"... наверняка что-то связано с космосом.... ))))

После недолгих лазаний по сети можно наткнуться на веселую находку: "Метеорит – гость из глубин космоса – может стать полезен тому, кто разбирается в магии камней. Но с метеоритом нужно обходиться с большой осторожностью, так как энергетика любого метеорита чужда нашему миру, и у большинства сенситивных людей энергетическая вибрация метеорита вызовет недомогание или даже серьезную болезнь..." Короче, если вы не разбираетесь в магии пришельцев, нефиг их собирать. А незнание, как водится, не освобождает от ответственности.. 8))
Я перепугалась. Переложила коробочку на высокий шкаф, чтобы увеличить дистанцию. Обращение к знакомым видящим (да, опять, а что вас удивляет?...) вызвало приступ нервного смеха: кто-то, глядя на фото железного кусочка, отметил энергетический удар по манипуре. А кто-то сказал, что это готовый боевой артефакт, для заворота кишок у неприятеля. Итак, метеорит бьет в живот. Мдааа... Не было у бабки забот, нашла себе порося! Может, он обозлился на меня, что я его того... железной щеткой и вазелином?!...


Ни у кого из группы не возник вопрос, почему все воронки, что мы видели, за шестьдесят четыре года так почти ничем и не заросли. Ни больших кустов, ни молодого древесного подроста? Возможно, это хорошо, что мы там были недолго и срулили, не поддавшись массовому азарту противозаконного копания. А статистики болезней и смертей "черных" копателей в стране не ведется.
По свидетельству ученых, целый ряд параметров, который усиленно изучали на в районе Тунгусского метеорита, никогда не изучался на Сихотэ-Алине. Почему-то прошли мимо умов элементарные аномалии в торфах и почвах, мутации у растений, и просто влияние большой метеоритной массы на растительный мир района. Про животный я вообще молчу...
Чтобы проверить еще раз свои домыслы, я сняла это чудо со шкафа. Повертела в руках... и быстро получила довольно ощутимый пинок в живот. Позже тяжесть переползла на грудь, и дошла почти до горла. Ну и дела... хотя, судя по вектору воздействия, поноса сегодня не будет.



Советы мага:
1) Продать метерит врагам народа.
2) Тренировать железный желудок и стальные нервы.
3) Поставить экранирующее заклинание на шкатулку, где он лежит.
4) Расслабиться и получать удовольствие. Сидение на унитазе стимулирует мозговую деятельность.
5) Настроиться на качества метеорита, стать с ним одним целым, вызывать понос и заворот кишок у окружающих одним своим присутствием.


Прощай, изысканная сувенирная шкатулка с цветочками! Здравствуй, банка из-под кофе и полиэтиленовый мешок. Завтра отвезу пришельца, закопаю на участке в самом укромном месте. Или в лесу. Пока не научусь делать заклинания... Мне понравился пятый пункт. И если вы в это не верите - мы идем к вам!... 8)))))


октябрь 2011

Сова



Имена врачей изменены, фотографии сделаны мобильником.
* - Пингвины не делают гнезд. Да и насрать!
** - околомедицинское про мануалов и вообще