На главную

~*~ М У Д А К И ~*~

 

 

 

Околомедицинский очерк. Мануальной терапии посвящается.

 

 

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!

В тексте присутствуют нецензурные выражения.

Если вы не приемлете матерные слова – не читайте этот текст

 

 

 

 

 

…Грянулась лягушка  о земь –

и превратилась в красавицу.

Грянулась еще раз – и умерла…

Вот так в народе родилась

поговорка: «Раз на раз

не приходится!»

 

Анекдот

 

 

 

 

КОМА

 

 

… Когда же все это началось? Уже трудно вспомнить. Теперешний склероз начисто стер из памяти

большинство эпизодов  моей жизни. Но отнюдь не все, однако… J

Наверное, мне тогда было лет 15, не больше. А то с чего бы я бегала играть с ребятами в футбол?

Конечно,  надо было  заниматься чем-нибудь другим – вышивать, к примеру. Часами красить ногти и таращиться в зеркало. Писать дневники. Играть в резинку,  классики, курить под забором, обсуждать мальчиков, Дина Рида и Карела Готта. А вместо этого я поперлась с дворовыми пацанами погонять мяч, потому что женская среда на тот момент ничего  интересного предложить не смогла. Возможно, в этом и есть корень зла.

Нет, у меня тоже был дневник! Я старательно разрисовывала его, писала  стишки, вклеивала фотографии кумиров и рисовала сердечки.  Зачем я этого делала – я и сама не знала. Очевидно, инстинкт самосохранения подсказывал мне не выпендриваться в коллективе…

 

В тот злополучный день меня поставили в защиту. В принципе, меня туда ставили всегда.  Нападать я не могла, так как все время задыхалась, а в футболе надо бегать! Голкипер тоже не сложился - из ворот меня буквально выносило ударами мяча. Поэтому я  свирепо боролась в защите, как кошка, защищающая гнездо. Но на всякую кошку найдется свой п..ц.

Я уже не помню имени мальчика, который сделал мне подсечку.  Это был первый Большой Мудак в моей жизни, который  потянул за собой целую цепочку событий.

И я во весь рост грохнулась затылком, а играли-то мы на асфальте…

 

Так что, если меня однажды спросят, роняла ли меня в детстве мама, то я  могу смело ответить  - да!. Ну, не в детстве.. и не мама… да какая теперь разница?...

 

 

Затылок поболел два дня, и все прошло. И вроде бы никаких последствий. Я была радостно удивлена, так как не рассказала близким о неприятном эпизоде, боялась напугать. Было – и фиг с ним!

Прошло сколько-то времени.  Неделя? Месяц? Год? Не помню.

Но однажды…

 

Однажды я долго не могла заснуть, ворочалась-ворочалась, и легла на спину. Лежу себе, лежу… И вдруг понимаю, что меня разбил… паралич.

Тогда я не знала, что  это состояние называется «кома».  Ты все слышишь, мыслишь, и дышишь, сердце твое бьется, но ты не можешь пошевелить ни единым(!) органом. Ни рукой, ни ногой, ни моргнуть глазом, ни открыть рот.

В первый момент я впала в панику и стала орать, зовя на помощь маму. Потом сообразила, что ору я мысленно – рот мой закрыт, язык – не шевелится, не может. Сказать, что я испытала шок – это не сказать ничего. Я полностью потеряла контроль над двигательными функциями всего организма. Попыталась открыть глаза, повернуть голову – ничего не выходит!!! Пальцы на руках застыли. Могу дышать, но рот уже не открывается. Хорошо, что хоть нос всегда открыт… То есть  фунциклирует только то, что у организма живет автоматом при впадении кому. Живой труп. А мысли-то, оказывается, мечутся! Млять!

До меня дошло, что проблема каким-то образом кроется в голове, и ее срочно надо повернуть хотя бы на бок, и вообще, изменить  положение тела. Но это оказалось невозможным – все сковало намертво, как будто на меня глянул Василиск.

Очень скоро в ушах стал нарастать подозрительный шум: «ща-ща-ща… ЩА-ЩА-ЩА… ЩА-ЩА-ЩА».  Не нужно быть профессором, чтобы догадаться – это кровь шумит. То ли в башке, то ли в висках. Началось Изменение Сознания.

 

 

 

ЧТО ТАМ, ЗА ЗАНАВЕСКОЙ ТЬМЫ

 

 

Действительно, а что?

Ба-а… Какие люди! Вот они, красавцы, медленно идут. Так как в ушах шумит - кажется, что они предстерегающе шепчут тебе чего-то. Все они проходят мимо моей кровати, чередой. Их штук шесть-семь, одеты они в темные балахоны с капюшонами. Один из них оглядывается на меня, но лица я почти не вижу. Замечаю, что сквозь них  виден диван и шкаф по соседству.  Идут они от изголовья по направлению к двери спальни. Подходя в двери, они уменьшаются в размерах и исчезают в отверстии, которое вырезано у нас для кошек.

И тут до меня доходит, что существа снова предупреждают меня о том, что я на ПОРОГЕ между этим и другим миром. А может, зовут с собой?... ХРЕН!

 

Я уже видела ЭТО раньше. Тогда они почти каждый день стояли у моей кровати и перешептывались о моей судьбе.  Я с воодушевлением рассказывала о них маме по монитору -  в мою палату никого не пускали.

Существ Измененного Мира я называла «гномами» - так как ассоциировать мне их было больше не с кем, а маленький рост и капюшоны  не оставляли сомнений в том, что это гномы. В свои семь лет  я была начитана и знала десятки сказок… Гномы приходили ко  мне почти сто дней, пока я лежала в реанимации. Лица у них иногда были видны, и довольно злые почему-то. Это были старые, хмурые гномы. Они не нападали и не делали ничего плохого, просто торчали у кровати и шептались.

Тогда же ко мне стала приходить и Смерть собственной персоной -  она тоже была облачена в темно-коричневый балахон  с капюшоном. Но она была высоченной, а вместо лица – прекрасно видный череп, который зло ухмылялся.  Собственно, это был просто скелет в балахоне, без косы. Он все время шел на меня, а я плакала и убегала.

Но однажды я кинулась на Смерть с кулаками, и после этого пошла на поправку. Но это уже совсем другая история.

 

Можно ли сказать, что Существа Измененного Сознания – плод лишь моего воображения?

Воображение есть, это правда.  Психологи могут смело назвать меня латентным шизиком (если такое определение существует).  Что стоит один реанимационный бред! Я не знаю, что мне с горя кололи. А, может, это свое -  воспаленный и отравленный мозг.  Я видела широкоэкранные картины битв и приключений, цветные, озвученные великолепной  музыкой, даже с титрами.  Однажды я спросила своих врачей, как им понравился фильм – после  совершенно нереальной картины сотворения мира. Мне казалось, эту ленту смотрит весь персонал отделения, столпившись у двери. Я слезно просила нянечку отодвинуть ширму, которая загораживала мне часть «экрана».

Врачи лишь горько улыбались, поправляли на ключице катетер, гладили меня по голове и говорили, что все будет хорошо….

А зря они фильмец-то не смотрели… J Я словно шла по этажам здания, начиная с подвала, и увидела почти всю историю Земли,  начиная с трилобитов, потом шли динозавры, потом  разные жЫвотные, и вот, наконец, венцы творения – люди…. и все время войны, войны… Дым, взрывы, крики. Это было ужасно. Потом дошло и до нашего времени, но и тут люди почему-то все время дрались, идя  стенка на стенку. У каждого периода был свой музыкальный фон настоящего симфонического оркестра. Древность была озвучена мрачно, на низких тонах, войны – тревожно, звери – не помню, а потом… Потом вдруг молодые люди, которые дрались на «этаже» своего времени, стали… не стрелять друг в друга, а жонглировать оружием, перекидывая его под веселую музыку туда-обратно. И оружие вдруг стало превращаться в апельсины, теннисные мячики, стаканчики с мороженым.. И все стало  легким оптимистическим фарсом… Я лежала и улыбалась. Улыбались и врачи, «столпившиеся у экрана».

 

 

САНИТАРЫ!!!…

 

 

Кроме блокбастеров, у меня часто были уже знакомые нам гости в капюшонах, а еще был Мир в Дыре, а именно – в вентиляционном отверстии на углу палаты. Стены палаты были окрашены то ли  в синий, то ли в зеленый цвет, а дыра была черной, завораживающей… В ней все время кто-то шевелился, и смотрел на меня. Я мысленно «уходила» туда и видела целый город…  Я ходила в этом городе, который почему-то был черно-белым. Мало кто знает, что именно по мотивам этих галлюцинаций был написан замечательный рассказ «Угловой».

Даже когда меня перевели в общую палату, мне было, чем заняться. Я часами лежала и смотрела на крючок от плафона.  Через некоторое  время у крючка вырастали две кривые трехпалые ручки, и он начинал игриво бегать по потолку. В конце концов, он, скотина, убегал в такое же отверстие под потолком…

 

Так что же Существа? Ах, да… Всему ли виной мое личное воображение?

Недавно в журнале «Свет»  я с удивлением обнаружила заметку***, где автор пишет о моих  хороших знакомых…

«Летом я живу  на даче. Вечерами сижу у окна (…) Вдруг мимо окна прошел человек, вернее, не прошел, а пробежал. Одет во все темное,  капюшон остроконечный. Вышел из дома, обошел все вокруг – никого.  А однажды появилась целая группа людей – человек 6-8. Все в одинаковых одеждах темного цвета с остроконечными капюшонами.  Двинулись через участок, подошли  к калитке, и словно растворились. Все было так быстро, что рассмотреть я их не успел. На следующее утро  прошел по этому месту – никаких следов.

(…) Наконец, мы встретились, как говорится,  нос к носу. Вечер, солнце ушло  за горизонт. Я набрал дров,  подошел к крыльцу  и чувствую - на меня кто-то смотрит. Повернул голову направо – он стоял на расстоянии четырех метров. Высокий (примерно 180 см), плотного телосложения, в балахоне  с остроконечным  капюшоном темного цвета. Одежда, подобная той, что носили монахи-католики в Средние века. Лица и ладоней рук нет, или,  точнее, я их не вижу.  Даже  одежда, и та просвечивается, видно деревце позади  него. Так мы стояли и смотрели  друг на друга несколько секунд. Затем он повернулся налево, сделал четыре шага, остановился и растворился.»

 

Я ему верю. Как можно не верить тому, что  видела сама? И ларчик просто открывался: «С 1999 года занимаюсь йогой по книге Сантрема «Шри Ауробиндо, или Путешествие сознания». Вскоре стал видеть бестелесные сущности. Очевидно, какая-то энергия, излучаемая моим биополем, привлекает эти существа. А вы как думаете?.. »

 

…А я думаю, уважаемый Юрий, что  вы просто доводите свой мозг до полного опупения. Не знаю, что там придумал Сантрем, но проще стукнуть себя кирпичом по затылку – бестелесные сущности обеспечены!… J

Хотя  весьма удивительно,  что у двух совершенно разных людей почти полностью совпали видения. Они связаны с нарушением мозгового кровообращения, но идентичность смущает. Значит ли это, что в определенном  состоянии мозг  способен видеть иные сущности, иные измерения?...  Почему «стукнутый» мозг представляет себе  именно такие  видения? Вот уж благодатная тема для оккультного диссера… 8))

То, что голова - предмет темный,  знают все.  Но  попытки рассказать о «капюшонах» клиническим врачам не вызвали понимания. Ежу понятно, врачи – рабы науки…

 

 

ОТТУДА

 

 

Сорри, это мы отвлеклись.

…После  предупреждающего видения я забилась, как вытащенная рыба, и стала пытаться выкарабкаться из комы -  что-то подыхать вот так, на диване, во цвете лет  мне совсем расхотелось. Это один из примеров, когда утопающий должен был спасти сам себя.  Сознание было почему-то абсолютно ясным. «Б..ть!!! - неистово ругалась я,  - я победила сепсис, неужели я не вылезу из  долбаного паралича?!!  ВПЕРЕД!!!...»  Стараясь не утонуть в болоте паники, я  стала мысленно сканировать организм, но везде получала отлуп. Тогда я начала с пальца руки, не помню, какого. Я отчаянно сосредоточилась на нем, призывая его начать двигаться, и билась за него, как за соломинку, которая поможет мне выйти  «оттуда». Видимо, импульс желания был настолько силен, что палец… пошевелился.  Как голодный волк, накинулась на него – и мыслями, и физически - пыталась согнуть.  Наконец,  палец почти ожил, согнулся и разогнулся. Это была настоящая победа, и, может быть, главная победа в моей жизни. Еще один постулат – никогда не прекращай бороться! Матерись и бейся!…

Затем ожили два соседних пальца, потом – кисть, и,  наконец, нечеловеческим «броском мысли»  я согнула  в локте всю руку! Первое, что я сделала – сразу повернула этой рукой неподвижную голову на бок. После этого началось «каскадное» оживление организма: пальцы ног, ноги, туловище, лицо... Я повернулась на бок. Шум в ушах стал уменьшаться, но сердце билось ужасно, я лежала вся мокрая, и от бессилия тут же отрубилась.

 

Пережитое  меня сильно обеспокоило. Я вскользь пожаловалась домашним, что… ммм… нехорошо себя чувствую, когда голова лежит на затылке, и что бы такое сделать? Мама посоветовала привязывать на ночь на затылок кедровую шишку. Что я и сделала.  С этого дня несчастный организм, привыкший вальяжно дрыхнуть на спине, должен был приучиться спать только на боках. И замечательно приучился!  За четверть века и обезьяну научишь играть на пианино, не то что «построить» собственное тело…  Кома меня теперь не посещала, глюки тоже, и все было распрекрасно. Мелочи разные, конечно, были. Например, перед  сном в мозгу взрывается яркое пятно, со звоном  лопнувшей струны. Такие штучки  называются «спуск пара уставшего мозга». J Мозг –  сплошная электрика, что удивляться, если  в нем иногда замыкает…

 

К чему эта шизоидная лирика? Показать, что у меня проблемная голова. Ну и что?

Это не помешало мне закончить школу, потом институт, умеренно заниматься спортом, годами карпеть на  интеллектуальной работе…  Так прошло долгих и беспечных двадцать пять лет, и жила я вполне счастливо.

До тех пор, пока мне не встретился МУДАК №2…

 

 

 

ВОЛШЕБНЫЕ РУКИ МАНУАЛА

 

 

Осенью 2004 года у меня заболела спина. Такое у многих бывает – ночью что-то где-то защемило в пояснице, боль адская,  не разогнуться… В положении «раком» по телефону через знакомых был срочно найден первый попавшийся  мануал-костоправ, практикующий  в Москве. В таком же положении я добралась туда на такси.

Сергей Викторович Могучий*  оказался под стать своей фамилии – здоровенный, как терминатор. Он любезно принял меня, но слушал недолго и сразу уложил на мат, двигать позвонки. Было больно и страшно, но я жаждала исцеления, и терпела,  уповая на опыт приятного, как мне показалось,  и умелого мужика, бывшего сосудистого врача, сменившего «ориентацию» в связи с перманентным российским дефолтом.

И самое удивительное то, что боль была снята практически после  первого сеанса. И окончательно – после второго, несмотря на довольно грубые методы сдвижки поясничных позвонков.

Вот тут я бы подвела черту, потому что до этого момента ничего, кроме «спасибо», я не могла бы сказать своему благодетелю.

Но он переступил черту.

 

Беда в том, что ни один коммерческий мануал тебя не отпустят, пока ты не «оттрубишь» порядка десяти, а то и пятнадцати сеансов. И пока тебя не «вылечат всю». К сожалению, это касается не только мануалов…

Меня убедили в том (как и массу других доверчивых идиотов, очевидно), что мне нужно выправить весь  позвоночник. Что у каждого в моем возрасте уже застарелый остеохондроз, и  вообще, проходить курсы коррекции позвоночника нужно каждые два года. Это такое же вранье, как ежегодное лазерное отбеливание  зубов… но кто же знал?

Я рассказала Сергею Викторовичу о своих проблемах с гипертонией, приступах ВСД, болях в сердце, одышке, об утомляемости на работе…

Будучи просто кладезем для любого коммерсанта, я попалась на крючок.  О! – сказали мне. После полной коррекции позвоночника все это пройдет. Вам просто необходимо пройти длинный курс (12 сеансов). Стоимость сеанса по тем временам была не чудовищной – 500 рублей, вроде,  и денег  было не жалко. Единственное, что меня смущало – это поточный метод уважаемого С.В.  Пока тебя быстро обрабатывали, в коридоре томилась целая очередь таких же горемык. На одного пациента доктор тратил 10-15 минут. Следующий!...

 

Постепенно мне «выправили» нижнюю часть спины и грудную. Я все стойко терпела, даже такой метод «вправления непослушного позвонка», как резкий удар по нему кулаком.

А потом дошли до шеи.

И тут я начала, в предчувствии беды, скромно лепетать о затылке,  коме, видениях… Перед экзекуцией я  на всякий случай показала мануалу результаты дуплексного сканирования и последней энцефалограммы (2001 г.)

Да, у меня есть зажим и искривление в одной шейной артерии, с мощным «экраном» градиента крови. И как я еще жива, ёптить.  Надо раскрутить позвонки, пустить кровь!..

И мне быстро указали на мат – поточный метод! Типа, ложись, все будет хорошо.  Забудешь про все проблемы!

 

Мой великолепный инстинкт самосохранения, доселе молчавший и только матерившийся сквозь зубы, на этот раз поднял голову, как потревоженная змея. Когда меня положили на матрас, «лечить» шею, я моментально остекленела и покрылась от ужаса холодным потом. Вот тут бы мне вскочить и дать деру из этой комнаты, из лап чудовища…  Но – увы.

 

Бошку крутили мне в положении лежа. Просто брали и… как бы свертывали в районе позвонков резким  движением. Первый сеанс был неудачным – после него заболела половина головы. «Недоработали позвоночек» - сказал Могучий. И «доработал» на следующем сеансе. Потом еще… и еще…  Потом  дополнительные сеансы -  тут не так, там не то. Нога немеет? Спину еще подправить…

И вот, вроде бы все!

Я ухожу с последнего визита, осторожно прислушиваясь к себе, к голове… Кажется, будто все пучком!

В череп явно «пустили кровь» - видимо, раскорячили  какой-то задубевший позвонок.

Почти месяц я чувствую себя неплохо -  хожу на лыжах, плаваю в бассейне.

 

Но счастье длилось недолго. Неожиданно я обнаружила, что в глазах у меня появилась тьмища черных точек! Они очень быстро скорешились в паутинки. Я в шоке, и снова еду на Щукинскую, с большим вопросом на лице.

С.В. встретил новость хмуро. Ухудшение моего здоровья не входит в его планы. Да и что я докажу, если пойду в суд?  Никакой бумаги перед лечением ни он, ни я не подписывали. Я даже не знаю, настоящая ли фамилия на визитке.

…Уже не помню, предложил ли он мне опять лечь на мат, «исправить положение». Возможно, у него хватило ума и совести этого не делать. Ведь как врач, Могучий уже понял, что натворил. А я не врач.  Но тоже знаю, что черные точки и паутинки в глазах – это серьезнейшее нарушение работы сосудов мозга.

«Точки» практически не лечатся и предвещают только одно – инсульт. Если не случится чуда.

 

Я в панике стала много двигаться. Еще больше ходила на лыжах, еще больше плавала. Постоянно делала самомассаж шеи и холки. И каждое утро с надеждой смотрела на белый лист бумаги: вдруг точки исчезли? Эх, если б я знала, что это только начало эпопеи…

В марте я  потопала в бассейн на очередной сеанс. Было у меня такое старое безобидное упражнение: на спине, повернув голову на бок и уперевшись ею в бортик,  быстро дрыгать ногами, имитируя плавание на спине. В отличие от кровати, в воде это удавалось делать, если не долго.

Я ложусь на спину, поворачиваю голову на бок… тут же теряю сознание и иду на дно.

Одна мысль успела мелькнуть в голове: «ГРЕ…НЫЙ  МУДАК!!!!...»

 

 

КОРОТКОЕ ЗАМЫКАНИЕ

 

 

Если коротко сказать о происшедшем – руки мануала расшевелили «осиное гнездо». Конечно, у меня были индивидуальные глюки с шеей и головой. Но мудрый организм давно нашел все нужные обходные пути, снабжая мозг, и «заморозил» уязвимые места. И у меня никогда не было явных проблем в черепе. Голова у меня НИКОГДА(!) не болела и не кружилась. Я с детства испытывала жгучее любопытство, пытаясь понять, что такое мигрень у моей мамы. Я никогда не теряла ориентации, не слышала звона в ушах, у меня не ныли виски и лоб. Несмотря на букет других болезней, в плане головы я жила, как абсолютно здоровый человек. Ну, не считая того случая.

Единственный нехороший признак – в 2001 году я засиделась за экраном компьютера в позе «грифа», и меня слегка тюкнуло и поплыло перед глазами. Это было один раз, и дало понять, что у меня проблемная шея. Остеохондроз на марше. А раз она проблемная – ее ни в коем случае нельзя было трогать!!!

 

…После бассейна голова почти на месяц наполнилась ватой и «ежиками». Ежики шуршали и ползали в черепе, как живые звери. При этом они ползали в полном тумане. Я взяла больничный. Ходила я тогда еще нормально, и спала чудесно, но днем  ничего почти не соображала. Голова стала мутной, «темной». Объяснить это сложно… Для человека, привыкшего жить разумом –  сильный удар.

Я позвонила Могучему, но уже без надежды. От меня быстро открестились. Поняла, что надо спасаться в другом месте.

В поликлинике местный невропатолог прописала мне стандартный «набор шизофреника» - фенозепам, циннаризин, пироцетам, кавинтон, сирдалуд.  Пытались впарить дорогой ноотропил, но это те же яйца, только сбоку (пироцетам). Обычно все  это прописывают алкашам, выведенным из запоя, когда у них нарушается работа мозга.

От лекарств башка стала еще более ватной и чужой. Правда, фенозепам я не пила  – истерией вроде не страдала, а еще сильнее  глушить рыбу не хотелось. Прогрев шейной зоны (ЛФК), увы, ничего не дал. Что делать?!

 

…Как прав был классик – не читайте советских газет!

Скоро в местном боевом листке я случайно  прочитала заметку об одном салоне, где практикует замечательный массажист-биокорректор, от Бога. Расшевелит любого! И я подписалась на курс массажа воротниковой зоны, так как понятно, что в результате чего-то  у меня нарушилось кровообращение мозга. 

 

Борис  Алексеевич Воскресенский* – действительно хороший человек. Со знаковой фамилией. Он небольшого роста, но у него умелые руки, он одним движением может снять артериальное давление…(и это чистая правда). Он замечательный массажист.  Вся его комната уставлена иконами и сертификатами. И я ему поверила.

Перед началом «работы» я притащила все свои исследования по поводу головошеи, которых уже прибавилось,  в том числе: статический рентген с заключением, новую энцефалограмму, УЗИ и триплексное сканирование позвонков.  Биокорректор все посмотрел, но что понял – непонятно.  Похоже, он больше уповал на свою железную «лозу».

Б.А. провел несколько хороших сеансов массажа воротниковой зоны и шеи. И вот здесь бы нам опять остановиться, потому что ситуация с кровообращением  несколько улучшилась -  а дальше перейти на молитвы и лекарства.

Однако муть  не торопилась покидать мою голову окончательно. «Сделайте хоть что-нибудь!!!» - взмолилась я. Работать-то надо. Возможно, это было ошибкой. Но массажист должен был мне отказать и послать к клиническим врачам,  ведь есть такой постулат – не навреди!  Не берись за невозможное!

 

…Воскресенский решил, что у меня вывихнулся позвонок, и  надо попытаться вставить его обратно.

Забегая вперед, я скажу, что пережила и здесь около 12 сеансов. Из них не менее шести – с кручением шеи. На этот раз кручение производилось в позе сидя. Перекрестившись и ухватившись за мои подбородок и затылок, Б.А. резко «рвал» мою голову, пытаясь сместить нужный, по его мнению, позвонок. То есть элементарное сворачивание   шеи. Метод – на грани смерти. В принципе, это боевое искусство, где до смерти противника не хватает полсантиметра такого «винта». Я вообще теперь удивляюсь, как мануалам позволяют это делать! Ведь они работают вслепую, на ощупь, на авось – все до единого, сколько картинок им не показывай…

 

Цитата из дневника**:

«…6 апреля… В постели голову охватил «обруч» - давило виски. Утром, как ни странно, чувствовала себя хорошо, и голова не болела. (…)

Вечером поехала к Б.А. Долго работали. Много было «пассов» над головой. Похоже, маг перестарался: через час после сеанса головой можно было гвозди забивать! Такой тяжелой я ее не помнила отродясь… А когда легла, вообще началась песня: словно огромный червь метался в черепе и искал выход – виски, затылок, купол, лоб, снова виски… давило жутко.»

 

Я стала бить током. Буквально все, и не только металл – людей, дерево, пластмассу. На работе  мне посоветовали  сделать заземление от стула. Я не могла дотронуться ни до одной ручки, предварительно не сбросив быстрым движением  «заряд» обо что-нибудь. Иногда я билась очень сильно - слабее, чем от розетки, но куда мощнее статики. И опять не надо быть профессором, чтобы догадаться – нарушен электрический потенциал мозга. Это  в какую же дисфункцию надо ввести бедный  мозг!

Руки у меня почти постоянно были мокрые (один  из признаков нездоровья головы), но и даже сухие давали разряд!

А эпопея продолжалась. Сеансы в Перловке  лишили главного – сна.  Я ночами почти не спала  – голова болела, чесалась (внутри), свербила, жужжала и отключалась. Черепное давление устаканивалось в горизонтальной позиции не менее двух-трех(!) часов.

Я тупо ездила  на работу (а куда деваться, и так месяц провалялась на больничном), но быстро утомлялась, стала плохо видеть. Муть опять заволакивала голову.  Паутинки слились в целые галактики и стойко обжились в моих глазах. От всех я слышу одно  – жди инсульта. Да пошли вы все на хуй!!!

Я по-прежнему надеялась если уж не на чудо, то на лучшее.

 

На работе в шутку предложили сделать мне «кафедру» - чтобы стоя работать за компьютером. Потому что сидеть я не могла – голова «уплывала» почти  сразу в небытие. Работала я из последних сил, и до сих пор удивляюсь, как меня не уволили. Жалели,  ждали выздоровления.

 

Один из последних сеансов стал роковым. Ох, не делать бы вам этого, Борис Алексеевич! Но вы мне перед отпуском напоследок решили крутануть башку, для «закрепления эффекта»… И опять мне было плохо, и опять я побледнела от страха, как полотно, как только вы взялись обеими руками за мою несчастную голову.  И опять бы мне сбежать, куда глаза глядят…

После сеанса в шее стал раздаваться резкий щелчок – позвонковая «выщелка», где-то в основании черепа. Она жива до сих пор. «Это соли скрипят, пройдет!» -  успокоил тогда Б.А.

Нет, Борис Алексеевич! Это вы мне свернули косточки.

Через день я  мирно  смотрела  новости по телеку, пристроившись на ручке дивана. Неожиданно меня  ударили кувалдой по черепу и я свалилась куда-то в черноту.  Вот так и родился этот  термин  - «короткое замыкание»… 

Одна мысль успела мелькнуть в голове… ну, вы уже знаете, какая… J

 

 

 

В БЛОКНОТ НАЧИНАЮЩЕМУ НЕВРОЛОГУ

 

 

Что такое короткое замыкание?... Это когда тебя словно со всей силы ударяют по голове и ты на секунду отключаешься. Ощущение страшное. После каждого удара часа два ты приходишь в себя, в голове туман и ежи. Нечеловеческие  ощущения  в затылке. Глаза почти ничего не видят. Состояние – как будто тебя убили, лишили разума… и тут же воскресили. Сидишь дура-дурой. Если стояла – падаешь, так как полностью  отключаешься. Но тут же включаешься, что характерно.

Причем это именно удар – резкий, без предупреждения, короткий, и настолько сильный, что может даже покачнуть (даже если лежишь). Он не то что бы болезненный… просто от пережитого ужаса можно наделать в штаны.

Я позвонила Воскресенскому, но что он мог мне ответить?  Что окончательно сделал из меня инвалидку?

 

Долго расписывать… но к осени 2005 года  практически  уже не могла ходить  - постоянно падала и шаталась, у меня  нарушилась координация, голова заплывала мутью. Я не могла сидеть и стоять без движения –  тут же замыкало. Видимо, ловкие руки биокорректора окончательно задвинули позвонки так, что кровь почти перестала поступать в голову.  Удары по голове участились с одного раза в месяц до одного в 2-3  дня, причем из-за любого, почти миллиметрового неудачного поворота или положения головы. То есть «било» независимо от динамики или статики шеи. 

Долбаные мануалы расшевелили все  «шкафяные скелеты» до такой степени, что встал вопрос вообще

о моей социальной адекватности.

 

Скоро день без «короткого замыкания» стал для меня праздником, кроме шуток.

Зато я научилась не сидеть в позе грифа,  а в метро   постоянно шевелила телом и головой, чтобы меня не «пристукнуло». Затылок часто деревянный. Были моменты, когда ко мне даже боялись садиться в переполненном вагоне, думая, что я дебилка с обострением. Исключением почему-то была машина – меня в ней не клинило, и это удивительный научный факт. Может быть, от постоянной вибрации (это Жигули J).

Во всех остальных местах  лупило не переставая!  Стоило  чуть не так повернуться – ту же потеря сознания, словно выключают «лампочку»…

Особо хочу отметить, что при всех несчастьях у меня ни разу(!) не болела шея. Что совершенно затруднило поиски проблемы.

 

От этих ударов к осени мозг мой совсем  окривел, а я пала духом.  Зато сколько нового и интересного пришло в мою жизнь!

Цитата из дневника:

«…В голове постоянно ползают ёжики. Говорят, что человек не чувствует, что у него творится в голове, только на кожном покрове. Ни хуя!   Я знаю все свои внутренние кровотоки уже. После долбежек и мини-долбежек  (когда до отключки сознания не доходит, наполовину где-то сносит…)  чешутся каналы в затылке справа или слева. Иногда по центру. Иногда дает в лоб.

Появились новые феньки. Раньше в правом ухе хлопало, в левом звонило. Лечится первое  - лежа с вытягиванием шейных позвонков, второе - сменой положения головы. Если точнее, то хлопает не в ухе, а внутри черепа. Как будто резко перемещается масса воды из одного сосуда в другой. Но отдает в ухо.

Теперь в правом хлопать почти перестало, зато левое то звонит, то шуршит. Шуршит, как будто  рядом работает блок питания. Не лечится, пока само не пройдет.

В постели происходят еще разные чудеса -  иногда голова вдруг  угрожающе ЗАГУДИТ, как турбина самолета. «Взлета» я обычно не дожидаюсь, так как догадываюсь, чем это кончится. Лечится быстрой сменой положения головы. Приходится долго не спать, чтобы контролировать башку. Иногда задавит в затылке или опять даст в лоб. Часто снится – как будто кто-то нагло жмет мою голову, или бьет по ней тяжелым – то в лоб, то по затылку. Я просыпаюсь в кошмаре и переворачиваюсь – помогает…»

 

Скоро я уже не могла сидеть в кино, театре, кафе. Не могла читать книги, сходить в парикмахерскую, к зубному... Я не могла ни минуты просидеть без движения. Когда заболел зуб, мне пришлось его вырвать, так как лечить его НИКТО не взялся, даже по страховке с работы. Я не могла откинуть назад голову и зафиксировать ее положение. Опытный хирург выслушал меня, примерился и выдернул мне коренной зуб за 3 секунды, я даже не успела впасть в "тьму". Спасибо ему, конечно... но так я скоро лишусь зубов!

 

Я уже дошла до ручки, когда друзья  состыковали меня с врачом-нейрохирургом 1-ой Московской городской больницы. Перед встречей я коротко описала свои симптомы, не забыв и старую кому.

«Только не вздумайте крутить шею!» - первое, что сказал А. Георгинов.

Поздно…

Предварительный диагноз – НЕСТАБИЛЬНОСТЬ шейных позвонков, отягощенная сдавливанием  артерии.  Для уточнения  А.Г. требует разные рентгены с наклоном головы. Он, наверное, забыл, что меня «клинит» при этом… от функционального рентгена пришлось отказаться. Короче, помочь реально мне ничем нельзя. Но  был дан наилучший совет из всех возможных: носить жесткий шейный фиксатор, типа «Филадельфия». Не компрессионный  надувной воротник, который агрессивно рекламируют сейчас, и не мягкую шину Шанца (она полезна только здоровым людям с небольшим остеохондрозом). А пенковый розовый  кошмарчик, который как-то стабилизирует положение позвонков и дает возможность вздохнуть «задавленным».

 

40 дней я носила воротник и буквально ожила! Снимала только на ночь и в душе.  Приучилась ездить в нем даже за рулем. «Филадельфия» худо-бедно выстроила позвонки, голова наконец-то глотнула жизни.

Муть почти исчезла, улучшилась координация, в воротнике почти не клинило и не долбило. К тому времени я, как солдат, приучилась стоять и сидеть в строго определенных позах, потому что шаг влево-вправо –  расстрел. Основная  молитва двух последних лет: «череп на шесте!»  Чтобы не сбиться, я все время представляю себе череп, насаженный на шест прямо по оси и чуть наклоненный вперед. Отход от этой позиции чреват моментальным «коротким замыканием», даже лежа.

 

Всего  я пережила не менее ста коротких  замыканий. Другой бы, наверное, умер или сошел с ума. Но мы крепчаем… Не последнюю роль играют личные переговоры с головой, как с отдельным живым существом.

Через сорок дней я стала иногда снимать воротник, давая возможность шейным мышцам вести обычную жизнь.

 

 

АСФАЛЬТОВЫЙ СИНДРОМ

 

 

Все уже привыкли, что  я  все время ходила этой страшной штуке: друзья, домашние, сослуживцы.  А я  молилась  на гениальное изобретение и все  время таскала его с собой. Ходила в нем даже на лыжах! Воротник наполовину воскресил меня.  

Мне казалось, что я потихоньку  выздоравливаю.  Но главный звездец  поджидал  впереди.

 

В начале марта 2006 у меня стала сильно болеть голова. Боль странная – словно череп сжат обручем. Болят виски, скулы, уши и зубы. Настолько сильная, что спать я не могла. Теперь я уже знаю, что надо  было срочно одеть воротник, а к марту я его уже напяливала от случая к случаю.

Все перерытые по этому поводу статьи в Интернете опять свелись к приближающемуся инсульту.  Спать  мне пришлось  почти сидя, потому что голову буквально разрывало.   Таблетки от давления  уже не помогали.

15 марта я проснулась, потянулась и потопала в туалет. Но тут же почему-то упала. Ничего не поняла, встала… опять повело вбок, упала.

В ужасе села на кровати…

Первая мысль: пойти пристрелить кого-нибудь из  мануалов, или обоих сразу. Чтоб кого-нибудь еще до такого не довели. Потом я успокоилась. Потом начала смеяться: человека, помешанного на электронной навигации в лесу, лишили собственной «навигации»! Во прикол-то.

 

В общем, я почти полностью потеряла ориентацию в пространстве. Я мысленно назвала это «микроинсультом», и подумала, что в сортира все же доползти надо, потому что все остальные органы вроде работают. Только ноги почему-то не идут, хотя теплые. Доползла, держась за стенки, с лыжной палкой в руке.

Много думала.

 

Позвонила на работу, сказала, что не приду, потому что не могу ходить – пропала ориентация.

 

Но самое интересное поджидало меня на улице.  Да, я действительно почти полностью потеряла способность координировать шаги и ориентироваться в пространстве, словно в голове вырубили «компас». Из-за этого не шли и ноги – они не понимали, куда им надо идти! Мозг,  скотина, не отдавал нужных приказов. Тогда приказы стала отдавать я, выглядело это примерно так: «Левая нога – вперед! Молодец. Правая нога - пошла! Я сказала – пошла!!!» Нога не идет, хотя все мышцы в порядке.  Ну что ты будешь делать… Беру ее за штанину в районе колена, приподнимаю и передвигаю  вперед. Нога, понятно, бунтует. Во так, с матерком, шутками и прибаутками, мы передвигались до ближайшего ларька  за хлебом.

Когда впереди показался небольшой пустырек, метров 30 в диаметре, это видение вызвало у мозга шок – ноги вообще отказались идти ! Даже на цепи!  То есть – у нас еще, до кучи,  боязнь открытого пространства. Дальше – больше. Оказывается, если это пространство хоть чуть-чуть наклонено, то – падаю, потому что мне кажется,  что меня «переворачивает» в воздухе. Как программист, я сразу догадалась, что у меня сбой одного из процессоров. Дал дуба то ли мозжечок, то ли  какая-то затылочная часть мозга, отвечающая за ориентацию и передвижения.

Мозг – это компьютер. Многоядерный, с бездонным винчестером и самообучающимися программами.  Если вы перережете кабель к видеокарте, то перестанете видеть. К звуковой плате – слышать. А к «маме» – соображать.

Очевидно, вышел из строя один из затылочных охлаждающих вентиляторов. Башка раскалилась, и…

Мама меня  утешила. На нее недавно упала книжная полка, прямо на голову.  Весь день после этого мама видела разноцветные нимбы над головами у  прохожих.  Правда, этот милый косяк быстро прошел. Тут, как у лягушки в анекдоте – раз на раз не приходится…  А могла бы стать ясновидящей!  Видимо, книги на полке оказались не по теме … J

Я представила дверцу в шее… Вот чья-то рука в белом рукаве открывает ее, тянется внутрь с пассатижами… Рука дрожит, как в фильме про саперов.  Внутри хитрые сплетения проводов – нервов и сосудов. Красные и синие. Какие резать? А хрен его знает… Чпок! Перерезано.

…Нет, все было еще проще. Дверцу даже не открывали. Просто десять раз стукнули по ней кувалдой. Что-то расплющили, что-то сдвинули, что-то само оторвалось. И вот я уже стою на улице, дура-дурой.

 

Но и это еще не все!  Чудеса продолжались:  как только я переходила на «мягкое» - снег, оттаявшую землю – «компас» оживал почти на 80%!  Я вполне спокойно шла вперед, приказы от мозга – почти  в обычном порядке. Но стоило перейти на твердое – асфальт, каменный пол в магазине, линолеум в офисе – мозг моментально «заклинивало», ноги не шли, появлялась боязнь движения,  пространства, совершенная неспособность двигаться и строить траекторию движения.  Мне все время нужно было за что-то держаться, чтобы не упасть, потому что компас «рвало и  метало», как на шхуне в бурю…

Опять перехожу на снег – блямс!  Иду почти нормально!!!

…Мама сказала, что на мне можно защитить не одну диссертацию. Ау, соискатели! J  Я назвала этот странный синдром «асфальтовым», не найдя нигде аналогов. 

Теперь я везде, где только можно, старалась ходить по остаткам снега, мягкой  мартовской грязи, старой траве.  Но скоро солнце растопило снег, и вот я уже, выйдя из подъезда, стою в полном ступоре…

 

Особенно  здорово было ездить в метро: я никак не могла попасть в двери вагона, потому что «не пролезала».

Мне казалось, что двери маленькие  и ходят ходуном, а ноги отказывались идти, как упрямые ослы.  Многие тогда, наверное, видели странную женщину, которая дожидалась поезда, держась за колону, а потом… с бурчанием «ну, пошли, пошли! вперед, паразиты... » двигала непослушные ноги… руками. Потом долго стояла у двери, примериваясь, но совершала рывок именно тогда, когда они уже закрывались и сильно били ее по тушке. Женщина с матом выдиралась из дверей и отходила к колонне, ждать следующего поезда, чтобы попробовать попасть в вагон еще раз…

 

Но самое прикольное, чем меня наградили мануалы – СИНДРОМ ВНЕЗАПНЫХ ПАДЕНИЙ.

Этот синдром прекрасно описан в медицине, его должен знать любой невропатолог и невролог. Теперь его знаю и я.

Если в двух словах, то это выглядит так. Идешь себе, идешь… неожиданно отключаешься и падаешь, как куль  с ватой. Синдром внезапных падений сильно отличается от «коротких замыканий», похожих на удары. При СВП сознание НЕ отключается, удара нет – просто на секунду «умирают» все двигательные функции организма, как будто кто-то нажал кнопочку в мозгу.  Из-за того, что отключаются и ноги – ты уже не можешь стоять, поэтому падаешь. Я позже догадалась, на что это похоже – это натуральная СЕКУНДНАЯ КОМА.   Вот так шаловливые руки «взломщиков» добрались до  главного скелета в моем шкафу…

 

Я поняла, что пора отдаться в лапы клинической медицины. Взяла больничный.  Купила элегантную палочку. Так начались мои злосчастные блыкания по клиникам… Хорошо, что я могу водить машину, дезориентация связана только с пешим передвижением.

 

 

 

ПЛАН СПАСЕНИЯ

 

 

Сделала допплер.  Компьютерную томографию. 

Хожу с целым пакетом бумаг – но я все равно  никому не нужна. Никто не может поставить точный диагноз и вынести вердикт, потому что у меня нет главного – магнито-резонансной томограммы. А ее нет, потому что не могу: а) лежать на спине, б) лежать неподвижно 20 минут. Все клиники меня послали лесом. И только на улице Фотиевой один добрый  профессор (увы, не записала фамилию) долго пытался впихнуть меня в катушку томографа. Что называется, раком-боком. Катушка плоская, ничего не вышло.  Могу ли я лежать 20 минут на животе? Нет, потому что надо неподвижно. А я при приближении «тьмы» все время дергаю головой. Из-за этого  не очень хорошо получилась и компьютерная в институте Гематологии: вопреки всем правилам, я лежала на боку и на подушке. И все равно через несколько минут почувствовала, что сейчас потеряю сознание, и… дернулась.

 

Цитата из дневника после КТ:

«В ночь после «лежки» (на столе томографа)  я не могла заснуть вообще,  никуда не могла голову приткнуть,  ни на одном боку!!!  Голову сразу начинало долбить. Видимо, дневной эксцесс (попытка 12 минут пролежать без движения) сильно подпортил мозги.   На  х.. мне эти исследования тогда, если я этим здоровье последнее гроблю. Не лягу больше, не уговаривайте. Если только Судьба не уложит, и некуда будет деться, а сама  себя гробить - фиг. Да, неудобный я пациент..

 

Из «ядерного гнезда» на улице Фотиевой я уходила со слезами. Мне предложили потренироваться дома полежать на животе, вытянув руки вперед. Но я не сказала профессору, что я  не могу одновременно задирать обе руки относительно оси позвоночника. Меня тут же разбивает приступом гипертонии… вот такая я странная женщина

 

Прошел слух, что якобы существуют томографы с открытым контуром. Однако в Москве я таких не нашла.

Эпопея продолжалась.

У меня появился «клацающий синдром». Вряд ли он описан в анналах… ну, одним больше, одним меньше – хуйня.  Это непроизвольное клацанье челюстей, производимое неожиданно  и с необычайной силой. Я боялась, что растеряю  эмаль.  Обычно импульс происходит в положении лежа, перед сном. Из-за этих жутких смыканий челюстей у меня долго не заживали раны на боковинах языка. Сила «клаца» сравнима с ударом по челюсти снизу. Очевидно, где-то в мозгу заглючила «кнопка», приводящая в движение нижнюю челюсть.   Слава Богу, что  КС длился не более месяца, иначе я бы осталась без языка.

 

В местной поликлинике  предположили наличие опухоли.  Однако какая же опухоль уживется в голове, где постоянно роится  забористый мат? Если что и было – все давно рассосалось…

 

Поковыляла в Институт Неврологии РАМН. Коммерческий отдел  сразу от меня отказался, позвонив кому-то: «у нас тут интересный пациент…»

Неутешительные сведения  от практикующего хирурга Ширшова. Послушав мою историю и посмотрев исследования,  вынес вердикт (не новый, в общем), что  у меня врожденная **** серьезная паталогия, которую, по всей видимости, разворошили. Средние позвонки  нестабильны. По сравнению с забубенным остеохондрозом (который у меня тоже) это в сто крат хуже. Видимо, сейчас позвонки что-то капитально прижали... Картина серьезная, и мне велено форсировать диагностику, но для госпитализации и лечения нужна самая точная диагностика (МРТ, дуплекс и функциональный рентген).

Ползу в подвал, но и дуплекс   мне тоже не делают – по тем же причинам.  Рентген пролетает. Замкнутый круг!

В ИН я не вернулась – мне нечего  врачам предложить… Спасибо хоть за совет, что делать дальше, хотя тоже не новый. А дальше -  только «консервативное лечение», то бишь воротник и лекарства.

Фобия твердых поверхностей цветет пышным цветом. Страшно вспомнить, как я передвигалась по каменным коридорам  института… как будто по раскаленным углям. Недоуменные взгляды пробегающих мимо врачей: почему больная не в палате?...

 

Цитата из дневника:

«Спала вроде нормально. Но днем упала дома. Вырубает моментально…. Правда, по  голове уже не бьет, просто вырубает.  Вот сейчас сидела за компом, встала – и тут же ёбнулась. Хорошо – рядом диван стоял. Звонила Артему Олеговичу из больницы, телефон дали добрые люди. Он хирург. Помочь ничем не может,  хочет МРТ. Все хотят МРТ… Одела жесткий воротник, хожу осторожно.  Я уже догадалась о  причинах падений: когда идешь и резко останавливаешься, голова продолжает двигаться по инерции относительно оси позвоночника. Видимо, достаточно буквально миллиметра, чтобы что-то прижать.

Если так пойдет дальше, надо ложиться делать МРТ под наркозом. Но тогда меня из комы вообще не выведут. Все боятся класть меня в катушку под наркозом…»

 

Иногда я теряю сознание ночью, при неудачном положении головы.  Как можно ночью потерять сознание?  Очень просто – ты словно падаешь в бездонную воронку, в НИКУДА. В никуда не хочется даже во сне, начинаешь орать и выкарбкиваться.  Я умею управлять снами и даже просыпаться, когда настает час Х. Главное тут – вовремя проснуться и поменять положение головы…

 

Цитата из дневника:

«13 декабря

Вчерашний день можно назвать знаменательным. Меня ёб…ло четыре раза подряд!

Такого еще не было.. :(   На работе, в метро, пока сидела,  и два раза в самом святом – постели. На правом боку. Я даже головой не двигала. Просто лежала и бац! Улетела нах. (…) Я вообще никакая.

Второй раз уже вроде заснула, а проснулась от жуткого ощущения, ЧТО Я УМЕРЛА. Стала кружиться и уходить в никуда, в бездонную воронку (…) Нос ледяной. (…) Недостаток кровообращения головы. После горячего душа нос потеплел.

Сегодня я «ватная». Но на работу поехала, а куда деваться.  Семью-то кормить надо.

Б….дь!!!.....»

 

…Когда падаешь в Воронку, то хватаешься за единственное, генетически в нас заложенное слово «мама».

Других таких слов нет… а дальше? – только лестница из  боевого крепкого мата, и ты выбираешься наверх по этой лестнице, всем своим видом показывая, что ты не хочешь ТУДА, что еще не время пустоты!  Вот почему в очерке столько мата – им пронизана вся эта история.

Ты страшно кричишь, сопротивляешься, бьешься и просыпаешься.  Я всегда говорю себе: «Это просто кошмар, такого не может быть!!! Просыпайся!» И тут же просыпаюсь,  слава Богу.

Удивительно, что мистический рассказ «Ничто» был написан до этой истории.  Предчувствие «воронки»…

 

…Потыкала в НИИ Травматологии и Ортопедии, с КТ и всеми исследованиями. «Босс» послал меня к хирургу Колеснику, Колесник ничего(!!!) не нашел патологического в моей шее. Переправил меня к невропатологу Соколовой. Она меня внимательно выслушала, все записала, посмотрела. Соколова удивлена  «короткими замыканиями», но честно написала свое заключение, посоветовала, раз такое дело, ходить в воротнике…  Попросила меня показать, как я  «отрубаюсь» - я выпучила глаза и отказалась.

Обследование невропатолога обычное  - дотронься до носа, молоточек по мениску, не падала ли в детстве … хм…  В общем,  никто ничего толкового не может сделать…… Я как экзотическое животное с загадочным диагнозом. Уехала.

 

Решающий бросок был произведен в институт им. Бурденко. Жить или не жить. Что делать?! Ложиться ли под нож? Денег нет, но на работе намекнули, что помогут, если действительно  настанет писец. Правда, я смутно представляла, что жду от операции. Наверное, какие-то титановые пластины, скрепляющие позвонки, чтобы они не елозили… Называется это стабилизацией.

Знакомые свели меня с доктором наук Дмитрием Усачевым. Он тоже практикующий хирург, с вечным цейтнотом, но меня принял. Пришла, шатаясь, в фиксаторе. Заученно повторяю свой анамнез, не забывая  про детство и «кому».

Усачев (дай Бог здоровья) отговорил, сказал, что операция - ни в коем случае. Да, есть большие проблемы. Но пока дышишь? Ковыляешь?  Живешь? Вот и не надо лезть туда, куда  не надо.

Это теперь понятно. А что мне делать, доктор?...  Все то же - консервативное лечение: ЛФК, лекарства, воротник. И, главное -  никаких мануалов!!!...

Я попрощалась, и, бодро стуча палочкой, вышла на свежий воздух... Свобода! 

 

Самое удивительное из всех походов по клиникам – врачи акцентировались на проблемных 6-7  позвонках. Словно сговорились! Да, там зажимы, остеохондроз с букетом, искривления, протрузия… Это понятно, потому что видно по исследованиям. Но я с этим жила много лет. Я уверена, что дело в 1-2 позвонках. Дело в ПРОБЛЕМЕ В ОСНОВАНИИ ЧЕРЕПА.  Я это чую. Но как я могу  это доказать врачам? МРТ нет. Гуляй, Вася. А, главное – докажу, и дальше что?

А дальше - ничего.

От  осознания, что мне больше никто не поможет, и я предоставлена самой себе,  вдруг стало значительно легче.

Самовнушение – страшная сила. Теперь, когда все стало зависеть от меня самой, дух мой озлился и окреп. Не надо дергаться, метаться и искать у кого-то спасения. Нужно и важно надеяться только на себя. Надо продолжать жить, независимо ни от чего. Глядишь – и рассосется… главное – НИКОГДА НЕ ДУМАТЬ О ПЛОХОМ. Аутотренинг, как ни смешно, работает.

 

 

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

 

Мы  сами – мудаки.  Доверчиво  покупаемся на рекламу, на обещания, на доброго дядю в белом халате и на вселенское чудо. Где-то что-то запищало, и вот мы, зажав в зубах получку,  добровольно бежим  на заклание. На самом деле, не могла я в постели свернуть себе позвоночник ТАК, чтобы идти к костоправу на дюжину сеансов.. Я не попала в аварию и не сделала неудачный кульбит с мостика, а  всего лишь что-то защемило во сне. Уверена, что все можно было  решить проще, и не случилось бы того, что случилось. Но я уже  села в такси своей судьбы, и разлила  свое масло…

 

Конец 2007-ого – прошло три года.  И я пока жива, назло всем коллизиям.

Из лекарств потребляла только вазобрал, и редко – при ухудшениях. Никаких шейных упражнений.  При нестабильности это гнездец.

Главное спасение –  вера в лучшее и движение.  Чуть в голове  зачесалось или заболело – воротник. Любой зверь, оживающий в голове – признак того, что снова  «поехали» позвонки.   Иногда хватает даже 1 часа, восстановить в черепе «справедливость». Мощные лекарства – отпускные походы.  В них голову не клинит вообще, кровоснабжение  в норме. Главное – не забыться и всегда держать башку под заученными, как таблица умножения, углами. Необходим постоянный самоконтроль, и самомассаж шеи, затылка, холки.

В городе есть проблемы, но я уже не дергаюсь, как ненормальная, в метро, попадаю в двери. Синдром асфальтовый прошел на 95%, длился почти год, первые полгода – сильно, потом медленно пошел на спад. Сидром падений тоже приутих (или я научилась двигаться плавно, не делать резких поворотов и шагов?). Уже читаю газеты и журналы. Нечистая сила попряталась в щели – это называется ремиссия. Что тоже неплохо. Организм, как солдат,  выучил  наизусть те положения, в которых не отключается мозг, и даже ночью(!) сам их соблюдает. Черные мухи в глазах по-прежнему летают. Мозг долбит, однако он с упорством маньяка  восстановливается после каждого дауна. Он почти ПРИВЫК к даунам,  встречает и провожает их  философски, как чесоточных собак у подножия церкви…

 

Наш организм хоть и несовершенен, но – саморегулирующаяся система. Главное – не мешать ему жить... и даже не мешать болеть. Пока вы можете сами выйти на улицу, взглянуть на звезды и сказать «ух, ёёёёё!!! Красота-то какая…»-   НЕЛЬЗЯ допускать вмешательства  чужих рук в хрупкий мир позвонков. Созданных не нами.  

 

Пусть моя история послужит  всем уроком.

 

 

 

Белая Сова ©

Ноябрь 2007

 

* - фамилии главных «героев» изменены на похожие. Я бы повоевала, если бы это меня излечило, но легче плюнуть на прошлое… У первого костоправа был ученик. Надеюсь, он узнает своего учителя…

** - мониторинг на 70 листах. Мечта психиатра… 8)

*** -Журнал  «Свет» №12/2006 Автор - Ю. Ситяков, г. Арсеньев, Приморский край.

**** - приобретенная, видимо

 

Послесловие:
" Hello, ///! Так получилось, что у меня достаточно много знакомых, имеющих касательство к медицине. После прочтения Вашего текста о мануальных терапевтах, я побеседовал кое с кем из своих знакомых. Хочу сразу сказать, что тем врачам, о которых Вы рассказываете, явно не хватило компетенции. Но проявилась она несколько не в том, что Вы предполагаете.
В первую очередь, в шаблонном подходе к пациенту. Вам, именно Вам ни в коем случае нельзя было делать выкручивание шеи. Почему - чуть ниже. Во-вторых, резкое выкручивание головы, которое делают очень многие мануальные терапевты, опасно для любого человека (мне, например, в свое время это повлияло, хотя и не фатально, на глазное и артериальное давление) и делать этого ни в коем случае нельзя! Выкручивание, если делать, то делать нужно плавно.
Ваши проблемы со здоровьем идут не от шейного отдела позвоночника. В нем у Вас особых отклонений нет (тот врач, который Вам говорил это, прав). Ваши проблемы связаны со смещением костей затылочного отдела черепа, полученным в результате удара. Если образно, они "наехали" друг на друга. Смещение это составляет доли миллиметра, но играет колоссальную роль. Ошейник, фиксация положения шеи, головы, минимизирует воздействие на упомянутые кости, и только поэтому дает какой-то эффект. Но излечение возможно, если вправить кости черепа."